что такое этапирование осужденных это плохо или хорошо

multimedia multimedijnaya kategorizatsiya Рейтинг Топ 10
Содержание
  1. Что такое этап: как перемещают осуждённых
  2. Куда этапируют подследственных и осуждённых
  3. Что такое централ?
  4. На чём возят осуждённых и подследственных
  5. Могут ли из колонии-поселения отправить по этапу
  6. Пересчёт срока этапирования
  7. Важный «этап» в тюремной жизни
  8. Бьют ли осуждённых на этапах
  9. Что брать с собой на этап
  10. Во сколько обычно перевозят осужденных?
  11. Путь от изолятора до перрона
  12. Что такое столыпинский вагон
  13. Дорожная или прогон
  14. Прибытие на зону
  15. Вот, что такое этап: вместо послесловия
  16. Как заключенных распределяют по этапам и по тюрьмам
  17. Понятие «этап» является народным наименованию перемещения арестованных между местами лишении свободы. Идет оно с дореволюционных времен, когда осужденных гнали пешком к местам каторг и ссылок.
  18. Какие этапы проходит заключенный?
  19. Как происходит распределение заключенных по исправительным учреждениям
  20. «Тайна» этапирования и другие проблемы родственников заключенных
  21. Записки зека. Часть 19. Транзитом из СИЗО: возвращение в колонию-поселение

Что такое этап: как перемещают осуждённых

Любите путешествовать? Сегодня расскажем о том, что такое этап – как перемещают осуждённых. Само слово «этап» происходит понятия «этапирование» – базового принципа, лежащего в основе перемещения подследственных и осуждённых в России (и не только в России).

Страна наша, как известно, широка – много в ней лесов, полей и рек, а также следственных изоляторов, тюрем, лагерей и колоний. Людей между ними перемещают поэтапно – от учреждения к учреждению или, как говорят в тюрьмах, «от централа к централу».

Куда этапируют подследственных и осуждённых

Основное направление этапирования – из СИЗО к месту отбывания наказания, но бывают исключения. Подследственного могут этапировать из СИЗО в СИЗО – например, для проведения следственных действий. Допустим, человека задержали в другом регионе – его поместят в изолятор по месту задержания, а затем отправят по этапу в тот регион, где ведётся следствие и будет суд (обычно по месту совершения преступления).

Осуждённого могут везти и из зоны в изолятор – например, для обеспечения его участия в следствии по другому делу, а также в суде. Сегодня для обеспечения участия арестантов в судах активно используют системы видеоконференцсвязи (ВКС), но колонии оборудованы такими системами нечасто, а вот СИЗО – почти всегда. Вот и приходится таскать людей по всей стране.

Что такое централ?

Централами некоторые осуждённые называют пересыльные тюрьмы – узловые СИЗО, через которые происходит этапирование подследственных и осуждённых. Собственно, централы – это и есть «этапы» перемещения.

Вообще-то, раньше централами назывались главные каторжные тюрьмы – прославленный Михаилом Кругом Владимирский централ (Учреждение Т-2 УФСИН России по Владимирской области) – как раз такая тюрьма. Кстати, этот объект упоминается не только в одноимённой песне Круга, но и в его же произведении «Еврейский арестант».

Применительно к пересыльным тюрьмам слово «централ» стало употребляться именно благодаря песням Михаила Круга. Прежде слова этого боялись – уж больно много легенд и слухов ходило вокруг Владимирской Тюрьмы.

На чём возят осуждённых и подследственных

На самом деле, вариантов перевозки не так много. Обычно осуждённых и подследственных возят или на автозаке (сокращение от «АВТОмобиль для перевозки ЗАКлючённых»), или в специальном вагоне («вагонзак»)– так называемом «Столыпине».

Об обоих этих транспортных средствах мы обязательно расскажем в отдельных статьях – ибо есть, что рассказывать.

Кроме того, есть ряд осуждённых, которых можно перевозить на обычных автомобилях – как правило, это ФСИНовские «Газельки», да «Нивы». Речь идёт о так называемых «расконвоированных» арестантах и осуждённых, отбывающих наказание в колониях-поселениях. Считается, что эти осуждённые не представляют опасности для общества и особый режим охраны им не нужен.

Вот и все виды транспорта для этапирования осуждённых.

Могут ли из колонии-поселения отправить по этапу

Да, могут. К сожалению, ФСИН умеет транспортировать людей на далёкие расстояния только этапами. Так что если человека перемещают далеко – придётся потерпеть тяготы и лишения, хлебнуть настоящей тюремной жизни.

Хотя, дух закона говорит о том, что можно было бы выдавать «поселенцам» деньги на дорогу и отправлять их своим ходом.

ZNBM.ru последовательно пытается оспаривать постановления об этапировании поселковых. Напишите нам на znbm.ru@yandex.ru, если у вас есть такое постановление.

Пересчёт срока этапирования

Много раз мы пытались отстоять право осуждённых на пересчёт срока нахождения на этапе, как наиболее жестоких условий содержания из всех возможных – суды продолжают считать этот ад нормой жизни и «издержкой». Мы, впрочем, не оставляем попыток – продолжаем требовать зачёта этапов – минимум как день в дороге за два в колонии. Повторимся, некоторые зеки проводят в пути месяцы, а иногда и годы.

На сегодняшний день (март 2020 года) пересчёт срока этапирования российским законодательством не предусмотрен.

Если за последние несколько лет вы провели много времени на этапах – напишите нам, мы попробуем зачесть время в срок лишения свободы.

UPD: Законопроект о пересчете срока этапирования представлен Минюстом в Государственную Думу в октябре 2021 года. Чтобы это случилось, мы обращались в суды более 60 раз.

Важный «этап» в тюремной жизни

Говорят, переезд – хуже пожара. В тюрьме это понимаешь особенно явно – этап хуже любого переезда. И хотя некоторые опытные сидельцы бравируют тем, что им нравятся этапы – поверить в это непросто. Конечно, на этапах происходит общение между арестантами из разных учреждений и регионов, обмен новостями (а иногда предметами – в том числе и запрещёнными), но стоит ли игра свеч?

Так, питерское СИЗО «Новые Кресты» построены с нуля, в нескольких сотнях метров от станции «Колпино» железной дороги. При этом собственной ветки у изолятора нет – людей грузят в автозаки и возят на вокзалы.

Даже поездки между соседними регионами могут запросто занимать несколько месяцев. В пределах одного УФСИН, как правило, возят осуждённых и подследственных автозаками – хотя бывают и исключения.

В практике юристов ZNBM.ru встречались случаи, когда человек практически провёл на этапах весь свой срок – более года. Подследственный содержался в СИЗО-2 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, но несколько раз в месяц его отправляли в Волхов – к месту совершения преступления.

При этом сначала человека этапировали в СИЗО-4 («Лебедевка»), а затем спецконвоем доставляли к следователю. Через год состоялся суд, бедолаге назначили два года колонии-поселения и зачли год в СИЗО по формуле «день за два».

Когда человек находится на этапе, его как бы нет – ни родственникам, ни адвокатом, ни ему самому не сообщают, куда и как его везут, где он находится в настоящий момент. Передать тоже ничего нельзя – даже тёплые вещи. Передачи принимают только в пересыльных тюрьмах, но навряд ли вы сможете что-то передать, ведь узнать, где именно находится заключённый – практически невозможно.

Бьют ли осуждённых на этапах

Бывалые сидельцы рассказывают, что сейчас бьют уже не так, как прежде – всё же системы видеофиксации делают своё дело. Хотя, если кому-то из конвоиров придёт в голову сделать что-то запрещённое – регистратор в нужный момент сломается, сервер будет перезагружаться, а плёнка – потеряется.

На вопрос «за что бьют на этапах» 100% сидельцев отвечают одинаково.

za chto byut osujdennyh na etape

Что брать с собой на этап

Объясняя менее опытным товарищам, что такое этап, бывалые пассажиры «Столыпина» дают лишь несколько советов. Список рекомендаций невелик и относительно прост. Однако всякий, кто путешествовал таким образом, знает – нет ценнее этих нескольких пунктов:

Читайте также:  топ хаир интернет магазин

Большинство пунктов связаны с тем, что осуждённых не выводят в туалет (хотя и должны). Если выводят – по одному и «на время». В этих условиях у многих людей отказывается своевременно работать организм – особенно у «первоходов». Иногда могут и сутки не выводить, в том числе и умышленно – ради издевательства.

Не есть и не пить советуют для того, чтобы в дороге не хотелось в туалет. Поэтому же берут с собой сухие продукты. Пластиковая бутылка также нужна для того, чтобы иметь возможность «отлить», если приспичит.

Во сколько обычно перевозят осужденных?

Из камеры осужденного вызывают рано – задолго до подъёма, иногда и в четыре утра, иногда около шести. О предполагаемом перемещении предупреждают за несколько часов: «С вещами на выход».

Большинство перемещений в городе конвойная служба старается осуществить максимально рано утром – пока в городах мало людей. Впрочем, часто конвои растягиваются на весь день, особенно в больших городах.

Движение регулярного конвоя организовано «по кругу» – автозак идет от учреждения к учреждению и возвращается на базу в конце, как маршрутное такси. Если учреждений в регионе много, это занимает довольно много времени.

В практике ZNBM.ru есть случай, когда осужденный добирался из СИЗО-4 («Лебедевка») в КП-8 («Старые Кресты») более 12 часов – между расстояние между учреждениями при этом составляет менее километра. Это УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Столыпинские составы тоже в основном отправляются рано утром, когда на станциях меньше пассажиров. Движение вагонов осуществляется в соответствии с расписаниями поездов, к которым вагоны цепляются. Маневрирование осуществляется по большей части в ночное и вечернее время и утренние часы.

Путь от изолятора до перрона

Путь от изолятора до перрона заключённый проводит в спецтранспорте для заключённых – в народе, «автозаке». Обычно это цельнометаллическая «Газель», более крупный «Валдай» или совсем огромный «ГАЗ». Для перевозки большого количества людей или в непростой местности иногда применяют «Камазы».

Железный фургон разделён на секции – «стаканы». Окон, как правило, нет, дверцы зарешёчены. Ящики рассчитаны на одного-трёх пассажиров. Более опасных транспортируют в одиночку, в наручниках. Обитателей «колоний-поселений» возят так – набивают полную секцию и везут. С баулами вдвоём уже тесно, а если ехать далеко – тесно и одному.

Внутри города (особенно такого большого, как Питер или Москва) осуждённых и подследственных тоже этапируют – то есть собирают по всем учреждениям. Машина идёт по кругу, как маршрутное такси. В фургонной клетке можно просидеть весь день. В туалет могут вывести на одной из остановок – и то, только если конвой «нормальный».

Если поездка дальняя, могут выдавать сухой паёк. Несмотря на то, что многие на эти пайки ругаются, есть можно. Суточная пайка (чай, каша, второе (иногда – тефтели), несколько галет и пакетики сахара) обходится государству примерно в 300 рублей – в пять раз дороже, чем еда в учреждении.

Впрочем, на поезд обычно везут сразу – рано утром, до того, как проснутся обычные пассажиры. Вагон подгоняют к крайней платформе. Машина подъезжает почти вплотную – дверь в дверь. Осуждённых и подследственных выгоняют из машины и загоняют в вагон – как скот.

Иногда (особо опасных) через ряд кинологов с собаками, могут и поколотить. Это момент устрашения и попытка поломать, никакого смысла в этом действии нет. Убежать некуда. При попытке могут и пристрелить.

По отзывам наших подопечных, особой жестокостью отличается Вологодский конвой.

Что такое столыпинский вагон

С вещами через вагон протиснуться непросто. Как непросто и уместиться в тесном «стакане» автозака, без ступенек выпрыгнуть из высокого фургона – падать нельзя, можно получить дубинкой. Баулы вообще мешают. Вот почему на этап не советуют брать много. Опытные сидельцы собирают весь свой нехитрый скарб в спортивную сумку – с ней хоть как-то можно путешествовать через турфирму под названием ФСИН.

При передаче человека от конвоя к конвою сверяют заключённых с личными делами, нужно безошибочно назвать свои данные – имя, дату рождения, статьи обвинения, каким судом осуждён, срок, даты начала и конца срока. Вообще, называть все эти «реквизиты» сидельцам приходится довольно часто – буквально чуть что.

stolipin vagonzak

Фсиновские вагоны называют «столыпинскими» в честь одноимённой аграрной реформы – после неё для перевозки крестьян впервые придумали использовать скотные вагоны. Принцип работы ФСИНовских конвоев полностью поддерживает и развивает эту практику.

Как и обычный вагон, «Столыпин» разделён на купе. По размеру они такие же, как в простом поезде, на котором ездят на юг. Только окон в купе нет – есть лишь в проходе (на них, разумеется, решётки). Вместо дверей тоже решётки.

В купе шесть мест – лавки в три этажа. Нижние, разумеется, оставляют полным и пожилым людям, а также разного рода уважаемым арестантам. Это если пассажиров шесть. Часто бывает, что их восемь, а иногда и гораздо больше. Все с вещами – тесно, а главное – жарко.

Окна конвойные иногда открывают в пути (это не запрещено) для проветривания. А иногда не открывают – вагон превращается в форменную душегубку. Иногда так делают и специально – вымогают у подопечных вещи, деньги, курево.

ВИП-купе для особо избранных (или особо обеспеченных) – тоже есть. «Виповость», правда, тоже весьма условная.

Время от времени в купе проводят «шмон» – людей уже досматривали при выезде из учреждения. Новый обыск нужен, чтобы не передавали запрещённых предметов друг другу, а также для того, чтобы найти что-то ценное, чем может поживиться конвой. К вещам относятся ещё хуже, чем к людям – после шмона всё оказывается мятым, рваным, грязным и валяющимся по всему купе. Собрать багаж обратно – целая наука.

Если не есть сутки до этапа – можно всю дорогу обходиться без туалета. Влага уходит из организма с потом. Жаль тех, кто не курит – в поезде будут курить все остальные. Представьте, как здорово в купе поезда, где курят 17 человек.

Вагонзак едет медленно – его постоянно отцепляют от одних поездов и прицепляют к другим. Часто он стоит на запасных путях днём, а едет только в тёмное время. Нет ничего удивительного в том, что такие перевозки спрятаны от глаз обычных людей. Вы и не знаете, что в конце вашего поезда есть «столыпинский» прицеп – едите спокойно курочку, чаёк пьёте.

Осуждённые коротают время за разговорами – о судьях, о тюрьмах, об общих знакомых. Как говорят бывалые путешественники – «те же на манеже». Если ездить в «Столыпине» более или менее регулярно, одни и те же лица будут попадаться достаточно часто.

Читайте также:  что лучше айфон или хуавей п40 про

В поезде редко кто-то проводит меньше суток – до следующей станции и следующего автозака. В пути люди сходят с ума от вони, собственного пота, сигарет и пустых разговоров. Вот почему на любом централе всегда обогреют прибывших с этапа, а тем, кому только предстоит адская поездка – помогут собраться в путь.

Дорожная или прогон

Данные всех прибывших в пересыльную тюрьму зеков фиксируются в специальную дорожную маляву (или «прогон»). Смотрящий камеры отправит записку по «дороге» – она пройдёт все камеры, и если у кого-то из арестантов есть претензии к прибывшим («предъявы»), придётся ответить. Могут поколотить, посадить на бабки или выкинуть из камеры.

Пока идёт «дорожная», положено пить чифирь с обитателями камеры. Все садятся вокруг стола («дубка»), пьют по очереди – из одной кружки. Есть множество тонкостей и нюансов, связанных с этим знаменитым тюремным напитком – потянет на отдельную статью.

Если предъяв нет – можно располагаться на ночлег и ждать следующего этапа. Ну, а если прибыл на лагерь – обживаться и надеяться, что больше никуда не сдёрнут.

Прибытие на зону

Зона – конечная точка маршрута, но важный этап зловещего путешествия. Если всё предыдущее время вместе с осуждёнными попадались подследственные, то на зону приезжают уже только те, кому назначен срок. Отношение к людям резко меняется на отвратительное – ты преступник, ты вообще не человек. Максимум беспородная собака.

Автозак надёжно спрятан за двумя слоями высоких стен – никто не увидит и не услышит, как осуждённые бегут с баулами от машины к приёмному пункту. Бегут – это, впрочем, громко сказано. Передвигаться можно только на корточках, смотреть только вниз. Замешкался – получил дубинкой.

Всё это сопровождается лаем собак – собак держат на поводках представители отдельного подразделения ФСИН. Иногда они веселятся – спуская собаку подальше от себя – если она прихватит уголовника, никому ничего не будет.

Жалобы за пределы учреждения не выходят – никакие, как бы не заклеивали конверты особо отважные сидельцы. Это только на бумаге письма адвокатам, прокурорам и правозащитникам не вскрываются и не подвергаются цензуре.

Вообще, жестокий приём (с собаками, корточками и автоматчиками) положен только осуждённым, которым назначено отбывание наказания в учреждениях строгого и особого режима. На деле, встречаются такие встречи и на общем, и даже в колониях-поселениях.

Заборы надёжно защищают фсиновцев от любых претензий со стороны гражданского общества.

В 2017 году международная правозащитная организация Amnesty International опубликовала свой знаменитый отчёт «Этапирование заключённых в России – Путь в неизвестность». В нём зафиксированы страшнейшие нарушения человеческих прав при этапировании осуждённых и подследственных в нашей стране.

ПАСЕ рекомендовал российскому Правительству привести ситуацию к требованиям международного законодательства – но воз и ныне там.

Вот, что такое этап: вместо послесловия

Мы не нашли адекватных фотографий того, как в России этапируют осуждённых и подследственных. В основном, доступны постановочные кадры, подобранные самим ФСИН. Единственный способ понять, что такое этап – прочувствовать это на своей шкуре. Перевозка заключённых тщательно прячется от глаз людей – на вокзалы арестантов привозят в неурочное время. После погрузки вагон отгоняют на запасный путь и цепляют к составу последним.

Автозаки грузятся на закрытых территориях. Единственное место, где можно увидеть погрузку или разгрузку – подкараулить автозак перед зданием суда. Навряд ли вы увидите что-то необычное – людей просто грузят в железный фургон. Впрочем, не обольщайтесь. Конвойным очень хочется показать силу – они стесняются вас. Отыграются, когда будут по ту сторону колючей проволоки.

Источник

Как заключенных распределяют по этапам и по тюрьмам

articles 5ec50e6f4c32f

Понятие «этап» является народным наименованию перемещения арестованных между местами лишении свободы. Идет оно с дореволюционных времен, когда осужденных гнали пешком к местам каторг и ссылок.

Какие этапы проходит заключенный?

Всё начинается, когда судебный приговор вступает в силу.

Заранее время отправки не сообщат. Уже непосредственно перед самой отправкой за осужденным в камеру придёт сотрудник изолятора и даст некоторое время на сборы.

В этап с собой разрешается взять до 50 кг вещей и продуктов. Если имеются крупные тяжелые вещи (например, телевизор), их можно оставить на спецскладе при СИЗО. Родственники потом смогут их забрать.

По правилам, после вступления приговора в силу и до момента отправки по этапу, осужденному предоставляется одно краткосрочное свидание с родственником. Также до отправки, администрация СИЗО должна уведомить одного из родственников заключенного о том, в какое исправительное учреждение его направят.

5ec50e51d04ab avtozak dlya perevozki osuzhdennykh

Бывает, что осужденного из вагон-зака доставляют непосредственно в колонию, минуя пересыльную тюрьму. Но нередко случается так, что к моменту прибытия заключенного свободных мест в тюрьме уже нет. Тогда осужденному обречен долго сидеть в пересыльной тюрьме и ждать от ФСИН своего перераспределения в другую колонию.

5ec50c7a3b921 stolypinskij vagon zak

4. ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ

Наконец, осужденный попадет в место отбывания наказания. Там «новичка» отправят на обязательный 2-х недельный карантин. После этого заключенного определят в отряд.

Тем временем, в первые 10 дней с момента прибытия нового «постояльца», руководство исправительного учреждения обязано уведомить семью заключенного о его прибытии и месте нахождения. Эти уведомления обычно посылаются почтой, что затягивает информирование родственников осужденного о его судьбе. Также этими данными располагают следователь и адвокат, которые вели дело.

5ec50a5bf1b66 raspredelenie zaklyuchennykh po inpravitelnym uchrezhdeniyam

Как происходит распределение заключенных по исправительным учреждениям

В какое именно ИУ отправить осужденного решает руководство СИЗО согласно «разнарядки» центрального управления ФСИН. Они опираются в своем выборе на вид режима учреждения, его отдалённость и наличия в нём свободных мест.

Такое распределение делит осужденных на категории:

«Тайна» этапирования и другие проблемы родственников заключенных

Тюремный этап может длится несколько месяцев. Это является большим испытанием не только для самого осужденного, но и для его семьи. Заключенный буквально «пропадает» из внешнего мира: родственники ничего не знают о его здоровье и местонахождении всё это время.

Кроме того, Европейский суд по правам человека признал, что отбывание наказания далеко от дома является нарушением прав. За то время, пока человек находится в местах лишения свободы, его связь с семьей и близкими сильно ослабляется: родственникам сложно посещать заключенного, потому что добраться в отдаленный регион очень проблематично, долго и дорого.

5ec5096351555 babushkin pravozashchitnik zaklyuchennykh

Правозащитники и юристы уже давно всерьез поставили перед законодательством две проблемы, связанные с отбытием наказания по месту жительства:

Так было, но благодаря многолетней борьбе правозащитников и уполномоченных по правам человека в России эти задачи были решены.

Источник

Порядок и особенности этапирования осужденных к месту отбывания наказания

Сам этап заключается в следующем Вас заранее заказывают обычно за несколько часов могут за день до этапа, вообще на централах бывают так называемые глобусы этапов можно узнать основные направления и дни по которым отправляют на этап.

В Столыпин(вагон для этапирования) будут сажать по фамилиям.Многое зависит от того, кто осуществляет этапирование бывают разные конвои могут быть с Москвы(отлично),а вот Вологда(как в песне не до чечоточки).

Читайте также:  полезные каши для похудения список лучших

В Столыпине сначала закроют в одну камеру, за тем будут вызывать и переводить в другую там будет полный шмон(все зависит от конвоя),за тем уже переведут в камеру, в которой Вы пойдете по этапу.

Вот вкратце информации о этапе и процессе этапирования.

Этой информации нам прям всю жизнь не хватало, ты ресурсы не перепутал, дружок?

и зачем нам это разлитие безграмотных помоев от отбросов общества?

1584932543114728842

Про столыпинский вагон есть занятный фильм «Караул»

лови минус и заводи очередной новый акк
https://youtu.be/DyzqxWOz9M8

m3228228 1547319281

Записки зека. Часть 19. Транзитом из СИЗО: возвращение в колонию-поселение

Месяц нахождения в СИЗО изрядно вымотал. Непривыкший к столь длительному нахождению в четырех стенах я просто уже не знал, чем себя занять. На прогулки наша «хата» практически не ходила – просто так было заведено. Да и гулять глядя на небо в клеточку – такое себе удовольствие. За этот месяц мне посчастливилось повидать свою супругу. Но только, если раньше, когда я был в колонии-поселении, это происходило вживую, где можно было обнять друг друга, посмотреть в глаза, поговорить и т.д., то короткие свидания в СИЗО проходят совершенно в другом формате.

Каждый, наверняка, видел в фильмах, как разговаривают заключенные с родственниками через стекло при помощи телефонной трубки. Тут было точно также. С единственным различием – собеседник находился не сразу за стеклом, а на расстоянии около 5-6 метров. Картина выглядела так – множество кабинок, прямо как в переговорном пункте советского образца, в ряд кабинки для зеков, с другой стороны – для посетителей. Тут надо уточнить, что родственникам, пришедшим к заключенным, несмотря на расстояние и стекла запрещено проносить с собой какие-либо вещи. А оставить их попросту негде. Уже потом, освободившись, я узнал, что супруга оставляла свою сумку в ближайшем к СИЗО продуктовом павильоне, договорившись с продавцом «посторожить» вещи. Продавец молча и с улыбкой принял просьбу и кивнул в сторону кучки сумок в углу – идея оставить манатки в магазине приходила практически всем посетителям.

Будка, в которую я зашел для разговора оказалась с каким-то бракованным телефоном. Связь хрипела, шипела, издавала прочие жуткие помехи. Сориентировавшись, быстро пересел в другую, но и там, чтобы услышать собеседника нужно было чуть ли не заталкивать верхнюю часть трубки в ухо.

Жаренные гренки со шпротами и грязные наволочки

Иногда, чтобы самих себя развлечь, арестанты в моей хате придумывали какие-нибудь кулинарные изыски. Из продуктов, которые имелись в наличии. Прямо как итальянцы, которые делают начинку для пиццы из всего того, что найдут в холодильнике. К примеру, жарили хлеб на электрической самодельной «маруське», капали на него майонезом, сверху клали по маленькой шпротине – с чьей-то передачи. Полученные горячие бутерброды были всяко вкуснее жидкой безвкусной баланды со следами соленой капусты.

«Собирайся на этап в 6 утра»

В один прекрасный вечер загремели замки железного засова «кормушки» в двери и в окошке показались головы дам из спецчасти. Выкрикнули мою фамилию. Сказали готовится к этапу завтра в 6-ть утра. Сказать что я обрадовался – ничего не сказать. Я возвращаюсь. Возвращаюсь в колонию – поселение. Вот никогда бы не подумал, что можно так радоваться возвращению обратно в тюрягу.

В шесть утра за мной пришли. Ситуация повторилась – сдача «рулета» (свернутых вместе с матрасом постельных принадлежностей), боксы, в которых зеки ожидают прибытия автозака и подготовки своих личных дел для передачи конвою. Потом долгая дорога. Иногда в щели можно было даже увидеть где едешь и кусочки сначала города, потом объездного шоссе.

Как сейчас помню – яркое сентябрьское солнце, меня опять завозят в ИК, где еще час приходится сидеть в ШИЗО. Но не из-за какого-то косяка, а в целях некого «отстойника». До сих пор не ясно, с какой целью это делается.

В ШИЗО голоса сверху интересовались откуда нас привезли, кто такие, какие статьи, кто по жизни. Таким образом, работает отписка, но уже не в СИЗО, а в колонии. Данные четко сверяются.

Свобода за воротами, но надо идти в другую сторону

Долгожданная встреча с «товарищами» и Старый, ожидающий УДО

На «поселухе» жизнь шла своим чередом. Чудом меня распределили в мою же хату, где я был до СИЗО, ко все тем же товарищам по несчастью. Незанятая за месяц отсутствия шконка опять стала мне местом отдыха. Кто был из зеков не на работе – с радостью здоровались, говорили, что уже не надеялись меня увидеть. Мол, прошел слух, что меня этапировали за пределы Забайкальского края.

Старый, которого я описывал в самом начале «Записок зека» (у которого из кабины трактора выпал бухой пассажир и он его насмерть переехал) ждал суда по УДО. Каждый день Старый просил работающих заключенных сходить в спецчасть и поинтересоваться как идут дела с назначением даты заседания. Все разводили руками – документы Старого реально затерялись. Отправив все бумаги в суд еще три месяца назад, он тихонько ждал, перечитывая по третьему разу книги из библиотеки, куря каждые пол часа и украдкой дремая, прикрывшись все теми же книжками. Все также к нему приезжала бабка и они сидели вдвоем в хате. Бабка кормила Старого «краковской» полукопчёнкой, давала запивать лимонадом. Говорили про родственников, курей и протекающую крышу дома. Забегая наперед скажу, что ровно через две недели после моего возвращения, суд все таки назначил дату и по его прошествии Старый успешно уехал домой в сопровождении престарелой супруги. Особо ушлые зеки подходили к нему с различными просьбами – например, оставить часы «на память». Дескать, ты же на свободе себе купишь сколько угодно. А тут негде. Старый слал всех на#уй.

Новые зеки и личная безработица

Небольшие изменения в хате все же были – кто-то повесил на окна иллюстрации из чеховского рассказа «Палата №6», и на двух койках появились новые сидельцы. Один – Леша Синий – прозвище дали, судя по всему, из-за расписанного наколками тела. Второй – совсем молодой парень, 18-ти лет по прозвищу Бздиловатый. Оба были «кухонными разбойниками» и сидели по статье «угроза убийством».

Вернувшись, я по-прежнему мог свободно гулять на улице, ходить по бараку и с ужасом вспоминал замкнутое пространство в СИЗО. Осталось только решить проблему с работой. Как только меня увезли в СИЗО, мое рабочее мест занял другой человек. А остаться на «поселухе» без работы – это сойти с ума от скуки. Надо было что-то делать,. Об этом в следующий раз.

По-прежнему не отказываюсь от идеи написания книги из всех этих частей, так как всё идет к логическому завершению. Кто хочет поддержать меня в этом проекте – RSNregion@mail.ru.

Почта также для тех, кто хочет пообщаться лично или задать вопрос. Спасибо, что пишите.

Также спасибо за отзыв на почту Дмитрию Попову.

Куда потерялась Елена П. – я уже переживаю, как бы делов не натворила.

Источник

Оцените статью
Рейтинг товаров
Adblock
detector