я лучше промолчу как буддист

desk 593327 1920 Рейтинг Топ 10

Дело не в пессимизме и не в оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

Если человек не курит и не пьёт, поневоле задумаешься, уж не сволочь ли он?

Ехать с женой в Париж все равно, что ехать в Тулу со своим самоваром.

Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.

Если жена тебе изменила, то радуйся, что она изменила тебе, а не отечеству.

Университет развивает все способности, в том числе — глупость.
Говорят: в конце концов правда восторжествует, но это неправда.
Здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди.

Для того, чтобы ощущать в себе счастье без перерыва, даже в минуты скорби и печали, нужно: а) уметь довольствоваться настоящим и б) радоваться сознанию, что могло бы быть и хуже.

Когда в твой палец попадает заноза, радуйся: «Хорошо, что не в глаз!»

У очень хорошего человека такая физиономия, что его принимают за сыщика; думают, что он украл запонки.

Всё знают и всё понимают только дураки да шарлатаны.

Тот, кому чужда жизнь, кто неспособен к ней, тому ничего больше не остается, как стать чиновником.

Одна боль всегда уменьшает другую. Наступите вы на хвост кошке, у которой болят зубы, и ей станет легче.

Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.

Если хочешь, чтобы у тебя было мало времени, — ничего не делай.
Нужно по капле выдавливать из себя раба.

Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека.

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима.

Не стоит мешать людям сходить с ума.

«Циник» — слово греческое, в переводе на твой язык значащее: свинья, желающая, чтобы весь свет знал, что она свинья.

Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.
Если бы все люди сговорились и стали вдруг искренни, то всё бы у них пошло к чёрту прахом.

Талантливый человек в России не может быть чистеньким.

Если твой поступок огорчает кого-нибудь, то это еще не значит, что он дурен.

Стать писателем очень нетрудно. Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.

Нельзя требовать от грязи, чтобы она не была грязью.

«Познай самого себя» — прекрасный и полезный совет; жаль только, что древние не догадались указать способ, как пользоваться этим советом.

Уходить от людей — это самоубийство.

На земле нет ничего хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.

. за почтовым отделением давно уже установилась репутация учреждения, в котором страшно бывать.

На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

Жизнь, по сути, очень простая штука и человеку нужно приложить много усилий, чтобы её испортить.

Заголовок просто так и просит поставить как можно больше минусов.

А не почитать ли мне Чехова? Что порекомендуете?

m3595211 1235887565

Мужчина объясняет блогерше с тиктоком головного мозга на её вопросы

m3660604 1022642015

Расслабьте яйца

Я вааще не ябу
чё хатят на бикабу

m2442067 1869873268

1636378707372522028

1636372378147555154

1636372338136362737

163637241717956701

1636372355178598917

1636372387180429055

1636372350146388787

1636372407175256547

1636372342141065502

163637236117126683

16363723661394863

163637237014133304

163637240518786047

1636372413111571152

1636372347173795823

1636372399178726715

m2658150 1780188798

На нас обкатают, на всю страну распространят?

По новому Генплану жители, те, что ближе к побережью, обнаружили, что из дома попали в другие функциональные зоны. Было ИЖС, например, стало зона отдыха. Это значит, что люди не могут ничего построить на своей земле. Да даже дом отштукатурить нельзя! Генплан ещё не вступил в силу, а некоторые уже не могут прописаться в построенных домах.

У нас тут сейчас бурление, так сказать. Хотя, многие ещё не знают, многие ещё не верят.

Но некоторые думают, что так реализуется тот самый закон о всероссийской реновации. Когда за красивым названием стоит уничтожение прав собственности простых граждан.

Кидайтесь тапками, спорьте, ругайтесь, не верьте. Но все таки проверьте свою землю по кадастровому номеру в Росреестре. Говорят, что не только в Краснодарском крае эти ограничения 56.1 наложены

Источник

15 лучших афоризмов Омара Хайяма – мудрость через века

1454533659125963929

Рубаи — одна из самых сложных жанровых форм таджикско-персидской поэзии. Объем рубаи — четыре строки, три из которых (редко четыре) рифмуются между собой. Хайям — непревзойденный мастер этого жанра. Его рубаи поражают меткостью наблюдений и глубиной постижения мира и души человека, яркостью образов и изяществом ритма.

Живя на религиозном востоке, Омар Хайям размышляет о Боге, но решительно отвергает все церковные догмы. Его ирония и свободомыслие отразились в рубаи. Его поддерживали многие поэты своего времени, но из-за страха преследований за вольнодумство и богохульство они приписывали и свои сочинения Хайяму.

1454533701124938865

15 глубоких и непревзойденных цитат Омара Хайама о человеке, счастье и любви:

1. Красивым быть – не значит им родиться,

Ведь красоте мы можем научиться.

Когда красив душою Человек –

Какая внешность может с ней сравниться?

2. Чем ниже человек душой, тем выше задирает нос.

Он носом тянется туда, куда душою не дорос.

3. Кто жизнью бит, тот большего добьется.

Пуд соли съевший выше ценит мед.

Кто слезы лил, тот искренней смеется.

Кто умирал, тот знает, что живет!

4. В одно окно смотрели двое. Один увидел дождь и грязь.

Другой — листвы зелёной вязь, весну и небо голубое.

В одно окно смотрели двое.

5. Мы источник веселья — и скорби рудник.

Мы вместилище скверны — и чистый родник.

Человек, словно в зеркале мир — многолик.

Он ничтожен — и он же безмерно велик!

1454533797157017745

6. Как часто, в жизни ошибаясь,теряем тех, кем дорожим.

Чужим понравиться стараясь, порой от ближнего бежим.

Возносим тех, кто нас не стоит, а самых верных предаем.

Кто нас так любит, обижаем, и сами извинений ждем.

7. Мы больше в этот мир вовек не попадем,

вовек не встретимся с друзьями за столом.

Лови же каждое летящее мгновенье —

его не подстеречь уж никогда потом.

8. Не завидуй тому, кто силен и богат,

за рассветом всегда наступает закат.

С этой жизнью короткою, равною вдоху,

Обращайся, как с данной тебе напрокат.

9. Я думаю, что лучше одиноким быть,

Чем жар души «кому-нибудь» дарить.

Бесценный дар отдав кому попало,

Родного встретив, не сумеешь полюбить.

10. Не смешно ли весь век по копейке копить,

Если вечную жизнь все равно не купить?

Эту жизнь тебе дали, мой милый, на время, —

Постарайся же времени не упустить.

11. Дарить себя — не значит продавать.

И рядом спать — не значит переспать.

Не отомстить — не значит все простить.

Не рядом быть — не значит не любить.

12. Можно соблазнить мужчину, у которого есть жена,

можно соблазнить мужчину, у которого есть любовница,

но нельзя соблазнить мужчину, у которого есть любимая женщина.

13. Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало,

Два важных правила запомни для начала:

Ты лучше голодай, чем что попало есть,

И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

14. Не делай зла — вернется бумерангом,

Не плюй в колодец — будешь воду пить,

Не оскорбляй того, кто ниже рангом,

А вдруг придется, что-нибудь просить.

Не предавай друзей, их не заменишь,

И не теряй любимых — не вернешь,

Не лги себе — со временем проверишь,

Что этой ложью сам себя ты предаёшь.

15. Сорваный цветок должен быть подарен,

начатое стихотворение — дописано,

Читайте также:  физиотенз и моксонидин отличие что лучше принимать

а любимая женщина — счастлива,

иначе и не стоило браться за то, что тебе не по силам.

1454533821131254727

Мои любимые не вошли в подборку.

Лучше пить и весёлых красавиц ласкать

Чем в постах и молитвах спасенья искать

Если место в аду для влюблённых и пьяниц

то кого же прикажите в рай допускать?

Ад и рай в небесах, утверждают ханжи.

Надо жить, нам внушают, в постах и труде

Я с подругой и чашей вина не разлучен

Чтобы так и проснутся на страшном суде

Другом верным, желанным, становишься им.

Муравья лучше гостем принять в своём доме

Чем быть принятым в дом Соломоном самим.

Если мельницу, баню, роскошный дворец

Получает в подарок дурак и подлец,

А достойный идёт в кабалу из-за хлеба

Мне плевать на твою справедливость творец!

Пусть мне чашу вина виночерпий подаст!

Так как жизнь коротка в этом временном мире,

В сей мир едва ли снова попадём,

Своих друзей вторично не найдём.

Лови же миг! Ведь он не повториться

Как ты и сам не повторишься в нём.

Чьё сердце не горит любовью страстной к милой

Без утешения влачит свой век унылый.

Дни, проведённые без радостей любви,

Считаю тяготой ненужной и постылой.

Беспощадна судьба, наши планы круша.

Не спеши, посиди на траве, под которой,

Скоро будешь лежать никуда не спеша.

Я спросил у мудрейшего: Что ты извлёк

Из своих манускриптов?» Мудрейший изрёк:

«Счастлив тот, кто в объятьях красавицы нежной

По ночам от премудростей книжных далек!»

За возможные неточности рифмы и перевода прошу прощения, писал на память)

Вхожу в мечеть. Час поздний и глухой.

Не в жажде чуда я и не с мольбой:

Отсюда коврик я стянул когда-то,

А он истерся; надо бы другой!

Зато все остальные, не перечисленные тут рубаи, про вино и. вино!

Автор молодец! Хайям крутые рубаи писал, в свое время много их перечитал.

Кто понял жизнь, тот больше не спешит,
Смакует каждый миг и наблюдает
Как спит ребенок, молится старик,
Как дождь идет и как снежинка тает.
*************************************

Общаясь с дураком, не оберёшься срама,

Поэтому совет ты выслушай Хайяма:

Яд, мудрецом тебе предложенный, прими,

Я знаю мир: в нем вор сидит на воре,

Мудрец всегда проигрывает в споре, с глупцом,

А капля счастья тонет в море горя.
************************************
Еще автор, если действительно увлекаешься этой темой, сможешь найти рубаи на тему о жене, типа нужна брать небольшого роста, типа «из двух зол выбирают меньшее». В каком-то стихе была схожая мысль

то чувство, когда учил их на память. один из любимых поэтов)

Когда живет в них злая эпиграмма,

Но раны сердца лечат рубайят-

Четверостишья старого Хайяма.»

Как-то сидели с другом в кафе Город М в Минске (не реклама) и там возле столика стоит стеллаж с книгами. Одной из них была книга со стихами Омара. Какую страницу не открой — всё про вино. В каждом стихотворении, на которые довелось наткнуться в этой книге была про вино или касающееся выпивки.

Это я так. К слову. Ничего против него не имею

В окно смотрели двое:Один увидел дождь и грязь,Другой листвы зеленой вязь,Весну и небо голубое.В одно окно смотрели двое

Это Расул Гамзатов

1446731912147763662

Океан состоящий из капель,велик.

Из пылинок слагается материк.

Твой приход и уход-не имеют значения,

Словно муха в окно залетела на миг.

Рука репостнуть потянулась

1454749404146240613

Каждый молится богу на собственный лад.

Всем нам хочется в рай, и не хочется в ад.

Лишь мудрец, постигающий замысел божий,

Адских мук не страшиться и раю не рад

Меч времени остер, не будь же верхоглядом!

Когда судьба тебе положит в рот халву,

а это хочу чтобы было на моем надгробии:

Он храбрецом не был, он мудрецом не был
Но поклонись ему
Он Человеком был

4. В одно окно смотрели двое. Один увидел дождь и грязь.

Другой — листвы зелёной вязь, весну и небо голубое.

В одно окно смотрели двое.

1454575785138348511

Вконтакте всё пропитано подобной «мудростью». Очень надеюсь что это всё добро только там и оставалось.

Я в себя заглянув, убедился во лжи:

ИМХО, рубаи надо читать голосом и с выражением Чонишвили ) Во всяком случае, у меня в голове рубаи звучат только так )

Смысла этих картинок понять не пытайся,

Сядь спокойно в сторонке и выпей вина!
____________________________________

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало

Два важных правила запомни для начала:

Уж лучше голодать, чем что попало есть;

Быть лучше одному, чем вместе с кем попало.

у него был рубай в котором он говорит типо старик пьяный ведет себя как ребенок, зрелый как безумец, а молодой пьяный мудр как старик, смысл такой вроде.

сколько сборников перелопатил не могу найти и все.

«Живя на религиозном востоке, Омар Хайям размышляет о Боге, но решительно отвергает все церковные догмы.»

мудрый чувак за него плюс!

Всю эту чушь он не писал.

Ну и че за бумеранг?! он че был изветенен. Короче хуйню тут постят!!

да это же почти перашки!

1541759240279118692

Пятница, Омар Хаям

1616151356145583171

m2008181 11716932

16284982962899136

1558169716177630325

Современное изображение Омара Хайяма

18 мая родился Омар Хайям (1048 — 1131), персидский поэт, философ, математик, астроном, астролог. Полное имя поэта – Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Слово «Хайям» буквально означает «палаточный мастер», от слова «хайма» – палатка.Согласно источникам, в семнадцать лет он достиг глубоких знаний во всех областях философии, и обладал великолепными природными способностями и памятью.Свое образование Хайям начал в Нишапурском медресе – в то время Нишапур, расположенный на востоке Ирана в древней культурной провинции Хорасан, был крупным городом XI века с населением в несколько сот тысяч человек. Математикой Хайям занимался с восьми лет. Образование получил медицинское, но врачебным делом интересовался мало
Большую часть жизни провёл в Балхе, Самарканде, Исфахане и др. городах Средней Азии и Ирана. В философии был последователем Аристотеля и Ибн Сины. Математические сочинения Хайяма, дошедшие до наших дней, характеризуют его как выдающегося учёного. В трактате «О доказательствах задач алгебры и алмукабалы» он дал в геометрической форме систематическое изложение решения уравнений до третьей степени включительно. Трактат «Комментарии к трудным постулатам книги Евклида» содержит оригинальную теорию параллельных. В трактате «Об искусстве определения количества золота и серебра в состоящем из них теле» рассмотрена известная классическая задача, решенная Архимедом.

1558170294158649546

Омар Хайям. Памятник в Иране

Во времена Хайяма ученый, ввиду своей бедности мог регулярно заниматься наукой только при дворе того или иного правителя, занимая одну из четырех должностей: секретаря (дабира), поэта, астролога или врача. Судьба ученого зависела от милости или немилости правителя, его нрава и капризов, от придворных интриг и дворцовых переворотов. Так и судьба Хайяма во многом определялась сменяющими друг друга покровителями, которых ученый в своих трудах упоминал и благодарил.Правители XI века переманивали друг у друга образованных царедворцев, а самые могущественные забирали к себе безо всякого спроса прославившихся ученых и поэтов.
Благодаря своему алгебраическому трактату Хайям был обласкан главным судьей Самарканда Абу Тахиром Абд ар-Рахманом ибн Алаком. Позже Хайяму покровительствовал бухарский правитель Шамс ал-Мулука.
В 1074 г. после длительного противостояния сельджукам Шамс ал-Мулук признал себя вассалом султана Малик-шаха. Этот год стал знаменательной датой в жизни Хайяма: он был приглашен в столицу огромного Сельджукского государства Исфахан ко двору Малик-шаха для руководства реформой иранского солнечного календаря. Так начался двадцатилетний период его плодотворной и блестящей научной деятельности.
Хайям возглавлял группу астрономов Исфахана, которая в правление сельджукского султана Джалал ад-Дина Малик-шаха разработала принципиально новый солнечный календарь. С чисто астрономической точки зрения календарь «Джалали» был точнее, чем древнеримский юлианский календарь, применявшийся в современной Хайяму Европе, и точнее, чем позднейший европейский григорианский календарь. Вместо цикла «1 високосный на 4 года» (юлианский календарь) или «97 високосных на 400 лет» (григорианский календарь) Хайямом принято было соотношение «8 високосных на 33 года». Другими словами, из каждых 33-х лет 8 были високосными и 25 обычными. Этот календарь точнее всех других известных соответствует году весенних равноденствий. Проект Омара Хайяма был утверждён и лёг в основу иранского календаря, который вплоть до настоящего времени действует в Иране в качестве официального с 1079 года.
Этот спокойный период жизни Омара Хайяма при дворе Малик-шаха закончился в конце 1092 года со смертью султана.
В то время Исфахан был одним из главных центров исмаилизма – религиозного антифеодального течения в мусульманских странах. В конце XI века исмаилиты развернули активную террористическую деятельность против господствовавшей тюркской феодальной знати. В конце концов Исфаханская обсерватория пришла в запустение и была закрыта.О позднем периоде жизни Омара Хайяма известно также мало, как и о его юности. Источники указывают, что некоторое время Омар Хайям пребывает в Мерве, а затем отправляется в хадж в Мекку.Последние годы своей жизни он провел в Нишапуре, возможно, он преподавал в Нишапурском медресе, имел небольшой круг близких учеников, изредка принимал искавших встречи с ним ученых и философов, участвовал в научных диспутах.

Читайте также:  что лучше алькантара или экокожа для чехлов на авто

Наиболее вероятная дата его смерти – 4 декабря 1131 г.О последних часах Хайяма известно со слов его младшего современника Бейхаки:«Однажды во время чтения «Книги об исцелении» Абу Али ибн Сины Хайям почувствовал приближение смерти (а было тогда ему уже за восемьдесят). Остановился он в чтении на разделе, посвященном труднейшему метафизическому вопросу и озаглавленному «Единое во множественном», заложил между листов золотую зубочистку, которую держал в руке, и закрыл фолиант. Затем он позвал своих близких и учеников, составил завещание и после этого уже не принимал ни пищи, ни питья. Исполнив молитву на сон грядущий, он положил земной поклон и, стоя на коленях, произнес: «Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку я к Тебе приблизился». С этими словами на устах Хайям и умер.»
Прижизненных изображений Омара Хайяма не сохранилось, так что облик его неизвестен.

1558169381160411789

Смысл образов Хайяма был досконально раскрыт в исследовании «Вино мистики. Духовный взгляд на «Рубайат» Омара Хайяма» Парамахамсы Иогананды в начале 30-х гг. XX в. Он открыл, что за внешними образами Омара Хайяма скрыто глубокое понимание радости и смысла человеческого существования.

Источник

Цитаты литературного гения Марка Твена

1525298602141380365

Нет более жалкого зрелища, чем человек, объясняющий свою шутку.

Лучше молчать и показаться дураком, чем заговорить и развеять все сомнения.

Я никогда не позволял школе вмешиваться в моё образование.

Избегайте тех, кто старается подорвать вашу веру в себя. Великий человек, наоборот, внушает чувство, что вы можете стать великим.

Через 20 лет вы будете больше разочарованы теми вещами, которые вы не делали, чем теми, которые вы сделали. Так отчальте от тихой пристани. Почувствуйте попутный ветер в вашем парусе. Двигайтесь вперед, действуйте, открывайте!

Хорошие друзья, хорошие книги и спящая совесть – вот идеальная жизнь.

Настоящий друг с тобой, когда ты не прав. Когда ты прав, всякий будет с тобой.

Хорошее воспитание — это умение скрывать, как много мы думаем о себе и как мало о других.

Бросить курить легко. Я сам бросал раз сто.

Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться.

Раз в жизни фортуна стучится в дверь каждого человека, но человек в это время нередко сидит в ближайшей пивной и никакого стука не слышит.

Когда сомневаетесь, говорите правду.

Классика — то, что каждый считает нужным прочесть и никто не читает.

Проблема цитат в интернете в том, что им верят. (С)Иван грозный

Душа и суть того, что обычно понимают под патриотизмом, есть и всегда была моральная трусость.

Марк Твен как-то сказал: «Всегда говори правду и тебе не придется запоминать, что ты говорил».
И это замечательно.
Но Марк Твен так же сказал: «Жил да был большой черный парень по имени Нигер Джим»

«Теперь давайте поговорим об истинном Боге, настоящем Боге, великом Боге, высочайшем и верховном Боге, подлинном творце реальной вселенной… — вселенной, не изготовленной вручную для астрономической детской, но возникшей в безграничной протяженности пространства по повелению только что упомянутого подлинного Бога, Бога невообразимо великого и величественного, по сравнению с которым все другие боги, мириадами кишащие в жалком людском воображении, подобны рою комаров, затерявшемуся в бесконечности пустого неба…

Когда мы исследуем бесчисленные чудеса, великолепие, блеск и совершенство этой бесконечной вселенной (теперь мы знаем, что вселенная бесконечна) и убеждаемся, что всё в ней, от стебелька травы до лесных великанов Калифорнии, от неведомого горного ручейка до безграничного океана, от хода приливов и отливов до величественного движения планет, беспрекословно подчиняется строгой системе точных, не знающих исключения законов, мы постигаем — не предполагаем, не заключаем, но постигаем, — что Бог, который единой мыслью сотворил этот неимоверно сложный мир, а другой мыслью создал управляющие им законы, — этот Бог наделен безграничным могуществом…

Известно ли нам, что он справедлив, благостен, добр, кроток, милосерден, сострадателен? Нет. У нас нет никаких доказательств того, что он обладает хотя бы одним из этих качеств, — и в то же время каждый приходящий день приносит нам сотни тысяч свидетельств — нет, не свидетельств, а неопровержимых доказательств, — что он не обладает ни одним из них.

По полному отсутствию у него любого из тех качеств, которые могли бы украсить бога, внушить к нему уважение, вызвать благоговение и поклонение, настоящий бог, подлинный бог, творец необъятной вселенной ничем не отличается от всех остальных имеющихся в наличии богов. Он каждый день совершенно ясно показывает, что нисколько не интересуется ни человеком, ни другими животными — разве только для того, чтобы пытать их, уничтожать и извлекать из этого занятия какое-то развлечение, делая при этом все возможное, чтобы его вечное и неизменное однообразие ему не приелось»

m3357166 1210932869

Кем работал реальный Том Сойер, друг Марка Твена? Кстати, он был настоящим героем!

Коренастый добродушный мужик с грубоватыми манерами, живущий в Сан-Франциско — городе моряков и искателей приключений. Он познакомился как-то с Марком Твеном и представился: Том Сойер. Писатель в ответ произнес свое настоящее имя: Сэм Клеменс. Оба понравились друг другу.

Знакомство это, кстати, произошло в довольно небанальном месте — в общественной бане. Впрочем, Клеменс не особенно ценил разные церемонии. Чего-чего, а чопорности в нем не было. Так что баня так баня, там по крайней мере встречают уж точно не по одежке!

Его новый знакомый оказался не дурак выпить, так что приятели не раз потом просиживали штаны в городских забегаловках. Болтали, делились воспоминаниями. Сойер сразу выложил свой главный козырь — он был героем. Настоящим, без шуток. Спас однажды 90 человек с тонущего парохода. Без малого сотня душ!

Пароход назывался «Индепенденс». В 1863 году он налетел на риф, на борту вспыхнул пожар, спустя час пламя объяло все судно. Жуткая история, в общем. Газеты потом наперебой расхваливали героизм Сойера, который продолжал вытаскивать людей, несмотря на то, что сам был покрыт ожогами.

1625414042132537101

Спасать людей — это у него было такое хобби. Очень достойное, не правда ли? Сойер записался добровольцем в пожарную дружину, был внештатным сотрудником полиции — помогал следить за порядком на улицах неспокойного города. А вообще работа у него была весьма скромная и очень неромантичная — таможенный инспектор.

Как-то в одном из разговоров между ним и Марком Твеном (будем уж называть писателя тем псевдонимом, который он сам себе выбрал) зашла речь о детях и детских шалостях. Тут же выяснилось, что Том Сойер в детстве был настоящим сорванцом. Грозой округи!

— Никогда тебе не поверю, если ты скажешь, что в мире был хотя бы еще один такой маленький дьяволенок, как я! — заявил добропорядочный таможенник писателю.

Читайте также:  плохо мочусь что делать

Марк Твен слушал очень внимательно. А через какое-то время он обратился к Сойеру:

— Том, я хочу написать книгу о самом грубом мальчике на Земле. Он будет таким мальчиком, каким ты наверняка и был в детстве. Сколько копий книги тебе потом подарить, Том, хочешь половину наличными?

Этот диалог был приведен лет десять назад в американском журнале Smithsonian, который издает Смитсоновский институт. Собственно там же и были опубликованы подробности знакомства Марка Твена с Томом Сойером.

Конечно, было бы наивно думать, что Твен попросту пересказал в своей книге те шалости, о которых ему рассказал приятель. Конечно, он опирался и на собственные детские воспоминания.

Даже сам образ Тома Сойера отнюдь не полностью совпадает с его прототипом. Там нашли отражение черты сразу нескольких друзей детства писателя. Плюс была вложена немалая доля авторской фантазии.

Но за толчок для создания этого персонажа мы должны быть благодарны скромному выпивохе, героическому пожарному и просто хорошему парню из Сан-Франциско — Тому Сойеру, таможенному инспектору.

1629193980257862773

Американская классика

Для меня роман «Приключения Гекльберри Финна» долгое время был просто продолжением «Тома Сойера», детской книжкой, которую нам читала на ночь мама. Думаю, как и для большинства русскоязычных читателей, которые познакомились с этой книгой в детстве.

Если вы попробуете припомнить книги про Тома и Гека, или вдруг читали их недавно, то вы, я думаю, согласитесь со мной, что первая книга действительно является прекрасным образчиком детской литературы. Повествуя просто и доступно, Марк Твен при этом мастерски раскрывает тонкости детских переживаний и особенности детского мировоззрения, позволяя ребенку-читателю в полной мере ассоциировать себя с Томом. Еще более ценен этот прием тем, что, несмотря на легкость подачи, книга носит ярко выраженный воспитательный характер. Таким образом, развитие главного героя в романе ребенок воспринимает правильным и для себя. В общем, отличная детская книга, больше тут нечего добавить. Думаю, её прочитал действительно каждый и смог сам в этом убедиться.

Если же говорить о приключениях Гека, то тут у вдумчивого читателя может возникнуть некоторое недоумение. С одной стороны, книга написана тоже о ребенке, напрямую продолжает сюжет первой и действительно кажется второй частью единого целого. С другой стороны, события, которые описываются в книге, уже совсем не походят на то, о чем обычно принято рассказывать детям, автором затрагиваются очевидно взрослые темы, а само повествование очень неоднородно. Ни о каких тонкостях детской души тут уже речи не идет, несмотря на то, что роман, в отличие от предыдущего, написан от лица этого самого ребенка. Книга может показаться не самым удачным продолжением первой. Будто автор попробовал писать на взрослые темы, используя старых героев, полюбившихся читателям, и это у него не до конца получилось. Так, по крайней мере, мне показалось, когда я перечитывал эту книгу в подростковом возрасте.

Тем сильнее было мое недоумение по поводу этого романа, когда я встречал мнение о нем, как о шедевре американской литературы и как о вершине мастерства Марка Твена. Эрнест Хемингуэй, например, дал оценку влияния этой книги на американскую литературу очень схожую с известной оценкой влияния гоголевской «Шинели» на литературу русскую. Я позволю себе привести его высказывание полностью:

«Если будете читать её, остановитесь на том месте, когда негра Джима крадут у мальчиков. Это и есть настоящий конец. Всё остальное — чистейшее шарлатанство. Но лучшей книги у нас нет. Из неё вышла вся американская литература. До „Гекльберри Финна“ ничего не было. И ничего равноценного с тех пор тоже не появлялось».

Согласитесь, неожиданно высокая оценка от, мягко говоря, авторитетного писателя для всего-навсего продолжения детской книжки. Сталкиваясь с подобным мнением, я, повторюсь, недоумевал и списывал подобные заявления на молодость, а потому скупость на шедевры, американской литературы как таковой, а также на субъективное восприятие этой книги оценивающим, полагая, что на него она могла повлиять гораздо больше, чем на литературу и общество в целом.

Убедиться в том, как сильно я ошибался, мне довелось, когда эта книга попала мне в руки на английском языке. На протяжении нескольких первых страниц с моего лица не сходила странная гримаса, выражающая умиление, удивление, а порой, чего греха таить, и откровенное отвращение к написанному. Перед началом повествования автор предупреждает читателя о том, что в книге намеренно используются различные диалекты, но честно говоря, этому предупреждению не придаешь большого значения, полагая, что оно написано для консервативной публики XIX века с целью оправдать автора за какие-нибудь, скажем, ругательства в репликах отдельных персонажей. Как вы уже поняли, это совсем не так.

Представьте себе, что вы выловили сейчас на улице беспризорного подростка и просите его рассказать вам о своей жизни. Представляете, каким языком он будет это делать и какие слова использовать? А какими словами будут говорить люди из его окружения, о которых он будет вам рассказывать? Ну, скажем, наркоман, продавщица в магазине, дворник-узбек и участковый. Вот нечто подобное мы и встречаем на страницах романа, переданное без прикрас и адаптаций. Марк Твен ставит на честность с читателем, и у него здорово получается на этом сыграть. Порой настолько здорово, что тебе уже тошно становится читать длиннющий монолог на негритянском диалекте, как будто ты действительно вынужден выслушивать долгую речь не очень умного и необразованного человека. Ты невольно думаешь: «Ну, может, хватит уже? Мы же уже все поняли! Остановите этот поток исковерканных слов!» Но нет, автор прекрасно знает, как и сколько должен говорить такой персонаж и когда ему нужно закончить!

Язык в романе является не только ярким средством выражения, но и своего рода связующей нитью, которая удерживает все части произведения вместе и оправдывает неоднородность повествования, пусть и делая его похожим на лоскутное одеяло.

Несмотря на то, что книга написана очень необычным разговорным языком и порой действительно возникают сомнения, что это английский, она на всем своем протяжении остается очень понятной даже не сильно искушенному в английском читателю. Если задуматься, то так, наверное, и должно быть, ведь в основном мы видим речь персонажей малограмотных и простых в общении, которые, несмотря на все свои диалекты, еще и умудряются понимать друг друга, а значит должны быть понятны и самому широкому читателю.

На мой взгляд, эта книга действительно выдающийся пример владения языком и настоящая жемчужина англоязычной литературы. И да, вся ее прелесть, увы, почти полностью теряется при переводе. Но не спешите ругать переводчиков и возмущаться тому, как безответственно они подошли к своему делу. Ведь если задуматься над тем, каким должен быть «правильный» перевод этой книги, то к однозначному ответу прийти довольно трудно. Ведь русский язык, в отличие от английского, лишен такого количества диалектов, да и передавать какой-нибудь юго-западный провинциальный диалект английского через один из южнорусских говоров выглядит слегка абсурдно. Может быть, использование современного сленга разных слоев населения, о которых я писал выше, и правда выглядело бы здесь более уместно, но, конечно, не в качестве точного перевода, а как некие вариации на тему, как новое прочтение классики.

А пока нам придется смириться с тем, что насладиться романом в полной мере можно только на английском. Так что, если вы владеете английским, но книгу эту читать не собираетесь, так как считаете, что уже все прочли на русском, то от всей души рекомендую вам обратить на неё внимание. Прочтите! Вы точно получите большое удовольствие и не останетесь равнодушны.

Ну а если вы еще только задумываетесь над изучением языка, то, вот вам отличная мотивация. Об этом не часто говорят, но, на мой взгляд, читать действительно хорошие книги на языке автора, это одно из самых больших удовольствий, которые станут вам доступны после изучения языка. А на примере этой книги очень хорошо видно, как много можно упустить в переводе, и как много можно получить, владея языком даже на разговорном уровне.

Источник

Рейтинг товаров
Adblock
detector