я плохая что я только не слышала про себя в этой жизни

social media 1795578 1920 Рейтинг Топ 10
Содержание
  1. Обостренная, повышенная психо-эмоциональная чувствительность создает ощущение «хуже других»
  2. Ощущение, что Вы хуже других
  3. Наиболее частые жалобы, которые предъявляют пациенты при ощущении того, что они хуже других людей:
  4. Жалобы пациентов на ощущение того, что они хуже других людей:
  5. «Я больше с ними не могу….» или родительское выгорание
  6. Что такое эмоциональное выгорание?
  7. Разве можно выгореть с собственным ребенком?
  8. Как проявляется выгорание?
  9. Можно ли выгореть за один день?
  10. «В зеркале я вижу урода». Четыре истории о жизни с дисморфофобией
  11. «Схема “сознание — отдельно, тело — отдельно” прочно засела в моей голове»
  12. «Мама считает, что надо впахивать на двух работах и времени на переживания не останется»
  13. «Бороться с дисморфофобией мне помогает феминизм и бодипозитив»
  14. «Я унижала красивых, потому что завидовала их внешности»

Обостренная, повышенная психо-эмоциональная чувствительность создает ощущение «хуже других»

Ощущение, что Вы хуже других

Наиболее частые жалобы, которые предъявляют пациенты при ощущении того, что они хуже других людей:

huje drugih1

Каждый человек стремится к самовыражению, пытаясь в чем-либо превзойти других, обучаясь и самосовершенствуясь в знаниях, навыках, умении что-либо делать. У женщин, например, это не редко проявляется в умении и желании выглядеть лучше, чем её соперницы – другие женщины, отсюда их желание иметь много разнообразных вещей, косметики, различных украшений, женщины могут часто по многу раз перекрашивать волосы, менять стиль одежды, стрижку, следят за своей фигурой и т.д. Мужчины, в этом отношении, более консервативны и их стремление быть не хуже, а лучше других соплеменников выражается в совершенствовании навыков в какой-либо работе, подчиняясь древнейшему инстинкту, соревнуются в силе и ловкости, и так же, как женщины, стараются следить за состоянием собственного тела, – которое является одним из показателей здоровья. Стремление быть лучше, это нормальная биологическая (психическая) реакция головного мозга, которая обусловлена Законами природы.

Звоните +7 495 135-44-02 и мы не только правильно проведем полную диагностику, но и сможем быстро помочь Вам!

Лечение протекает обычно быстро и приносит положительный эффект.

Ощущение человеком, что он хуже других, прежде всего, обуславливается наличием у него обостренной, повышенной психо-эмоциональной чувствительности. В связи с этим человек начинает обращать повышенное внимание на то, как он выглядит, чего добился, что умеет и т.д.

Жалобы пациентов на ощущение того, что они хуже других людей:

Пациент: Женщина, 25 лет, не замужем, наркотики и алкоголь не употребляет (от алкоголя тошнит и становится плохо), учится в Университете, проживает с родителями. Обратилась к врачу-психиатру, психотерапевту (врач-психотерапевт) по рекомендации из интернета. Свои жалобы описала следующим образом:

huje drugih 1

После обследования, врач-психотерапевт выявил и другие проявления, которые снижали качество жизни пациентки. Выяснилось, что у девушки значительно снижен фон настроения, не редко она ощущает приступы затруднения дыхания, ощущает приступы «дурноты» в виде поднимающихся «волн» от желудка к горлу, страдает аллергиями к большому количеству различных продуктов. Врач-психотерапевт установил проявление тревожно-депрессивного синдрома, осложненного соматическими проявлениями. Врач-психотерапевт подобрал индивидуальную комплексную терапию. Лечение проводилось амбулаторно. Через месяц пациентка почувствовала значительное улучшение и хотела прекратить лечение, но при обследовании выяснилось, что симптомы в основном остались и врачу-психотерапевту удалось убедить пациентку продолжить лечение. Через шесть месяцев пациентка отметила, что аллергических реакций у неё больше не проявляется практически ни на какие продукты, самочувствие оценила как «желание жить и любить», познакомилась с мужчиной, который предлагает ей выйти за муж. По оценкам врача-психотерапевта, лечение необходимо было продолжать.

Лечение продолжилось еще на 9 месяцев, после чего было отменено, с необходимостью выполнения рекомендаций врача-психотерапевта по реабилитации и периодического наблюдения. Пациентка вышла замуж, у неё появились близкие знакомые, с которыми они хорошо проводят время отдыха, аллергических реакций не проявлялось ни к одному продукту в течение трех месяцев. Мысли о том, что она хуже других воспринимались в виде юмора, забавной истории о прошлом. Пациентка наблюдается в течение 5 лет.

Небольшое ухудшение состояния наблюдалось дважды. Первый – в период второго триместра беременности. При обращении к врачу-психотерапевту купировалось в течение двух недель. Второй – Через три месяца после родов, при обращении к врачу-психотерапевту купировалось в течении 10 дней. На сегодня – более года ремиссии.

Пояснения врача-психотерапевта: Беременность и роды могут повлиять на ухудшение психического состояния женщины, если у неё ранее было психическое расстройство или имеется индивидуальная «слабость» в развитии высшей нервной деятельности. Это связано с резкими изменениями обменных процессов организма, которые влияют и на психическое состояние женщины. При своевременном обращении к врачу-психотерапевту эти состояния удается достаточно быстро купировать.

huje drugih 2

Психологи, при жалобах человека на то, что он хуже других, всегда утверждают, что это проявление заниженной самооценки и наличие сформированных в детском возрасте комплексов, не позволяющих человеку «вырасти» в собственных глазах. Причиной проявления чувства того, что человек хуже других, психологи объясняют, что у всех людей, без исключения, есть образ собственного «я», который составляет центр его личности. Этот образ «я» состоит из идеального представления о самом себе, который тщательно оберегается от критики. А нарушается этот баланс по причине психологического воздействия на еще не сформировавшуюся личность, в раннем детском возрасте, вследствие нарушенных детско-родительских отношений, в том или ином виде.

Но, как показывают последние исследования биологии головного мозга, человек уже рождается со своими собственными особенностями биологических процессов, которые и определяют дальнейшее развитие личности, личностных характеристик (характера) и предрасположенностей к возможному проявлению тех или иных качеств. Поэтому, воспитательные или психологические мероприятия могут лишь несколько скорректировать этот процесс дальнейшего формирования характерологических особенностей личности. Психологическое воздействие может лишь ускорить или затормозить проявление каких-либо физиологически обусловленных биологических реакций, которые и отражаются в повседневной психической активности любого человека.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что проявление у человека ощущения того, что он хуже других, является нарушением биологических процессов головного мозга, которые обусловлены особенностями развития и обменных процессов головного мозга.

Ощущение того, что человек хуже других, может возникать в различном возрастном диапазоне, начиная с раннего детства и заканчивая глубокой старостью. Причинами этого ощущения «Я хуже других» могут стать различные, как внешние, так и внутренние факторы, связанные с различными болезненными изменениями головного мозга.

К наиболее частым причинам изменений биологических процессов головного мозга, можно отнести такие факторы как:

2. Инфекционные и соматические заболевания.

3. Химическое поражение головного мозга – алкоголь, наркотики, токсины.

Ощущение, что «Я хуже других» часто сопровождает такие психические расстройства:

1. Тяжелые, затяжные формы депрессий.

2. Сложные тревожные состояния.

3. Эндогенные процессуальные психические заболевания.

4. Органические поражения головного мозга.

Утверждение, что «Я хуже других» может включаться в невротические расстройства, сомнительно. Скорее всего, в таких случаях следует говорить о недостаточно проведенном обследовании и неверно установленном диагнозе. Так как невроз, это легкое, пограничное психическое состояние, которое формируется вследствие психогенных факторов воздействия на высшую нервную систему.

Поэтому, при проведении обследования, врачом-психиатром, психотерапевтом (врач-психотерапевт), уделяется особое внимание жалобам пациента, что он ощущает то, что он хуже других. Это ощущение необходимо четко классифицировать, для точного определения истинных причин возникновения этого чувства и определить, в контекст какого психического расстройства оно входит.

Читайте также:  ринопластика в питере лучшие клиники

Источник

«Я больше с ними не могу….» или родительское выгорание

Поделиться:

«Я какое-то чудовище, наверное, но я не могу больше. Садик на карантине, сын дома со мной целыми днями. Прошло две недели, а я на стенку уже хочу лезть, я не могу больше слушать бесконечно все эти «маааам, маааааам…», постоянно кормить, помогать, подавать, играть…

И он постоянно говорит, говорит, говорит, и ему бесконечно что-то надо… Наверное, нельзя так говорить, это ужасно, но я не могу так больше!»

Я не знаю, сколько раз я слышала что-то подобное от подруг, знакомых, клиенток и клиентов… Сколько раз я говорила что-то подобное сама. Очень много, не сосчитать.

Родительское выгорание коварно тем, что его переживает почти каждый родитель, но о нем очень стыдно говорить. Каждая женщина, которая в полном отчаянии говорит «я не могу больше…», испытывает огромное чувство вины.

Потому что понятно, как можно устать от работы, но от собственного ребенка устать как бы нельзя! Это же самый любимый человечек, смысл жизни!

Что такое эмоциональное выгорание?

Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) – это постепенное истощение, потеря энергии, которая случается с нами из-за психологических, эмоциональных причин (в отличие от физического истощения, которое случается от голода, например).

Начало эмоционального выгорания заметно по общему снижению сил, все становится сложнее делать, настроение похуже, часто раздражаетесь… Весь организм нацелен на выживание, все силы уходят, чтобы справиться с ситуацией.

feec6351628c863db259c568abd86378

И вроде бы, вы справляетесь, но если случается какая-то непредвиденная неприятность, вы реагируете на нее очень сильно. Заболел ребенок, обычные сопли, а вы сидите и плачете: «Ну что ж такое, ещё и это!».

На первой стадии отдых еще хорошо помогает, но если отдыха долго нет, наступает вторая стадия: истощение.

На этой стадии ресурсов уже нет: часть дел вы уже не можете делать, другую часть делаете хуже. Нет сил на полноценную еду, прогулки, отдых, занятия с детьми – поэтому пельмени, мультики и социальные сети.

Не потому, что вы плохой родитель, а просто истощение не позволяет что-то делать, как раньше. Перепады настроения, вы то плачете, то кричите на детей, потом чувство вины…

И если вдруг что-то случается «сверх» нормы, можно впасть в полное отчаяние. На этой стадии нужна уже поддержка: психолог, медикаменты, группы поддержки, привлекать росдтвенников…

Третья стадия – это полная деформация родителя. Другие люди (и свои дети прежде всего) вызывают ненависть, «они все надо мной издеваются!». Это очень опасное состояние, и очень важно помочь себе до того, как оно наступило.

Выгорание – это защитная реакция организма на хронический стресс. В стрессе мы хуже спим, недоедаем или переедаем, тело переживает гормональные бури – это подтачивает наш организм. Сил становится все меньше, и меньше, и если стресс не заканчивается, наступает выгорание – полное истощение.

Разве можно выгореть с собственным ребенком?

Конечно. Ведь именно за собственного ребенка мы сильнее всего волнуемся, это постоянный поток эмоций! А кроме того, с ребенком мы постоянно находимся в позиции «сильного»: мы должны его кормить, поить, обеспечивать, укладывать спать, утешать, успокаивать, делать с ним уроки… Мы постоянно тратим, тратим, тратим эмоциональные и физические силы на другого человека. И часто не успеваем их восстанавливать.

А если детей двое? Или трое? А если вы воспитываете детей одна или один?

А если у вас нет помощников, или вы должны в одиночку обеспечивать детей? Нагрузка возрастает многократно. А сил больше не становится.

Как проявляется выгорание?

Есть три основных группы симптомов.

1. Эмоциональное истощение
Кажется, что нет сил. Вы очень быстро устаете, общее эмоциональный фон сниженный, настроение может сказать туда-сюда по самому пустяковому поводу. Пропадают прошлые интересы, хочется доползти до дивана и там остаться, окружающие все чаще раздражают, и жизнь в целом кажется серой и безрадостной.

2. Отстраненность (деперсонализация)
Это защитная реакция на перегрузки: чтобы не страдать так сильно, мы внутренне отстраняемся от того, что раньше так сильно волновало. Наступает безразличие, чувство отстраненности, мы выполняем свои обязанности формально, без «огонька». Начинаем гораздо меньше сопереживать своим близким: если раньше дочка заплакала, мы грустили вместе с ней, то теперь ее слезы только бесят.

При сильном выгорании наступают негативизм и циничное отношение. Мы можем думать «это она мне назло!», или «он притворяется», или «да плевать, не могу больше».
Наверняка вы сталкивались когда-то с людьми, цинизму которых поражались: как так можно обращаться с детьми?! Очень часто это не намеренная жестокость, а крайняя степень выгорания.

3. Снижение достижений
Если у вас профессиональное выгорание, вы начинаете работать хуже. Если у вас родительское выгорание, то ваш «уровень родительства» тоже падает.

Мы начинаем оценивать себя плохо – кто не думал когда-нибудь «Я ужасная мать. ». Начинаем сопротивляться своим обязанностям, мечтаем «все бросить и уехать», у нас на самом деле падает продуктивность. Начинаем все делать кое-как.
Если раньше вы с радостью делали ребенку в садик поделки формата А2, то теперь на это уже нет сил. И в лучшем случае вы говорите ребенку: «слепи сам ежика, зубочистки в шкафу», в худшем же рыдаете в подушку от бессилия, а потом неделю изводите себя чувством вины.

Можно ли выгореть за один день?

Нет, выгорание происходит постепенно. Начинается всё с обычных жизненных трудностей: ну, чувствую себя не очень, ну, не хочу с ребенок делать домашку – а кто хочет? Ну, вставать по утрам тяжело, настроение туда-сюда скачет… Ну и что? Другим еще хуже! Вон наши бабушки в проруби стирали, и ничего, а ты чего разнылась?

cf5a62962ff90f540bd90bfe9f1f81c1

Так мы не замечаем, что понемногу истощаемся. Очень тяжело мамам в декрете: кажется, что не от чего выгорать, дома же сидишь! И мы забываем, что мама в декрете находится в постоянном контакте с ребенком, в постоянном психологическом напряжении, и выгорает быстрее остальных.

Поэтому так важно знать, как проявляется СЭВ, замечать его на ранних этапах, когда простой отдых еще помогает.

Про СЭВ уже столько написано, зачем писать отдельно про родителей?

Родительское выгорание самое «замалчиваемое». Почти каждый родитель когда-то переживал это, но говорить про это другим стыдно.

Как сказать, что я не могу больше видеть своих собственных детей? Как сказать, что от их криков голова раскалывается и хочется бежать из дома? А если уже нет сил даже готовить им нормально – как про это рассказать, это же ужасно стыдно! Что я за мать такая?

Часто помогают простые слова «это нормально». Нормально уставать, выгорать, ненавидеть всех и вся – это не вы мымра, просто вы очень-очень устали. Вам надо лежать и мультики, а ругать вас не надо.

Читайте также:  что делать если всегда думаешь о плохом

И я вам точно говорю как мама, и как психолог: то, что переживаете вы, прямо сейчас переживают еще сотни тысяч родителей. Вы не один такой ужасный человек.

Ищите единомышленников, ищите поддержку и сочувствие, а не критику и «волшебный пендель».
В следующей статье я напишу про то, что делать, если вы обнаружили, что выгорели. А пока что будет достаточно, если вы перечитаете симптомы СЭВ выше и скажете себе:

Я хорошая мать. И я очень сильно устала.

Если вы выгоревший отец, то скажите себе то же самое: отцы тоже устают и выгорают.

Евгения Дашкова, психолог

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник

«В зеркале я вижу урода». Четыре истории о жизни с дисморфофобией

«Схема “сознание — отдельно, тело — отдельно” прочно засела в моей голове»

Наталья, 42 года

В детстве я часто слышала: «Такая милая девочка — и так не повезло с волосами! Вся женская красота в волосах, а у тебя — три пера невнятного цвета!» Из-за того, что я часто и подолгу болела, меня называли синенькой, худенькой, жалкой. Я обижалась и плакала. Во времена моего советского детства эти переживания обесценивались, иногда меня даже наказывали за излишнюю эмоциональность: я была очень плаксивой и ранимой. Поделиться переживаниями было не с кем. Родителям было не до того: «Чего еще тебе надо? Сыта, обута, одета! У людей вон рук-ног нет — и ничего, живут! Не гневи Бога!» Видимо, в то время у меня развились дисморфофобия, тревожное расстройство и ОКР.

В подростковом возрасте мое недовольство собой и неприятие своего тела только усилились. Начались эксперименты с внешностью, зачастую уродующие меня и вызывающие еще большее недовольство. В какой-то момент произошел перелом: сознание — отдельно, тело — отдельно. Я представляла себя тоненьким андрогином с бесполым лицом, но из зеркала на меня смотрела девушка с ярко выраженной феминной внешностью. С тех пор я не люблю зеркала и не смотрю в них без необходимости. От мужского внимания мне становилось только хуже. Я ненавидела свое тело и прятала его в странную одежду. Выглядела как городская сумасшедшая.

Меня очень злили комплименты относительно моей внешности. Я думала: все эти люди издеваются? Тем более я — прежде всего личность, а тело — лишь оболочка. В интимной жизни тоже проблемы: мне сложно раздеться, показаться, я всегда думаю, как выгляжу, как лучше повернуться, чтобы спрятать побольше тела. При свете — ни-ни, потому что кажется, что на меня смотрят и думают: какая же уродина.

Психиатр сказал: «Сидит тут молодая, холеная, ногой качает. Займись чем-нибудь полезным и не придумывай себе проблемы»

Дисморфофобия всегда тихонечко отравляла мою жизнь. Это ежедневный дискомфорт, как зуд и застарелая боль, к которой привыкаешь с годами. Схема «сознание — отдельно, тело — отдельно» прочно засела в моей голове. Это помогает мне жить с дисморфофобией. Тем не менее свое тело я стараюсь беречь, мне ведь еще жить в нем. Украшаю его татуировками, которые служат своеобразным щитом, защитой от окружающего мира. Сейчас ими покрыто около 40% моей кожи.

Лет в 20 я обратилась к психиатру по направлению от невролога. Он сказал что-то в духе: «Сидит тут молодая, холеная, ногой качает. Займись чем-нибудь полезным и не придумывай себе проблемы».

То, что со мной что-то не так, я поняла только в эпоху интернета. Случайно наткнулась на информацию о дисморфофобии и поняла: да у меня и правда проблемы, а не с жиру бешусь! Начала общаться с такими же людьми, много читать. Год назад я обратилась к психоаналитику — с другой проблемой, но в процессе мы начали работать и над моей дисморфофобией. Расстройство никуда не делось, но я учусь с ним жить. В периоды просветления даже могу сказать себе, что я прекрасна, могу смотреться в зеркало, красиво одеться и выйти так куда-то, не боясь чужих взглядов. В период обострения ОКР, тревожного и пограничного расстройств обостряется и дисморфофобия: я ненавижу себя, свое тело, которое кажется мне отвратительным, гадким и каким-то грязным.

Недавно я сказала, наконец, маме, что из-за обесценивания моих ментальных проблем в детстве сейчас, как минимум раз в год, мне приходится лечиться у психиатра, принимать антидепрессанты и транквилизаторы. Она извинилась и пообещала больше так не делать.

«Мама считает, что надо впахивать на двух работах и времени на переживания не останется»

Мария, 29 лет

С раннего детства я была скромной и неуверенной в себе. Разумеется, дети чувствовали это и частенько обижали меня, смеялись над моим внешним видом (хотя, признаться честно, я ничем не выделялась).

Дисморфофобия накрыла меня уже после пубертатного периода, когда я осознала, что слишком много деталей моей внешности не соответствует принятым стандартам. Доходило до того, что я избегала зеркал и, чтобы не показать слегка неровный прикус, закрывала рот руками или подавляла улыбку. Самое страшное, что я ощущала себя посторонней в этом мире. Словно я из-за своей внешности никогда не смогу найти свое место в жизни, никогда не буду счастлива, никогда не почувствую расслабленность и спокойствие, никогда не буду жить, как другие люди.

Старшее поколение не воспринимает психологические проблемы. Например, моей маме кажется, что все проблемы из-за лени: надо впахивать на двух работах, тогда времени на переживания не останется! Зато мне очень помог мой парень. Он не устает повторять, что я очень привлекательна внешне и интересна внутренне. То же самое говорят и мои друзья. Постепенно до меня дошло, что они видят милую девушку, то есть мой образ целиком, а я вижу только детали, которые мне не нравятся: большой нос, неровные зубы, крупные черты лица и многое другое. Я будто бы смотрюсь в кривое зеркало, которое мне лжет.

Вспомните женщин, которых в разное время называли самыми красивыми в мире, к примеру, Брижит Бардо или Анджелину Джоли. У них, как и у нас, были взлеты и падения

Тогда я решила показать дисморфофобии, что я сильнее: перестала пользоваться косметикой перед выходом на улицу, начала улыбаться (сначала через силу, а потом втянулась). Я убеждала себя в том, что не обязана соответствовать стандартам красоты, которые неизвестно кто выдумал. И, если по правде, у всех людей есть особенности, просто я зациклилась на своих и не замечала, что окружающим тоже далеко до подиумных стандартов. Я просто приняла свои недостатки: «Ну да, я такая и останусь именно такой. Окружающим придется с этим смириться». Правда, на работе мне часто бывает нелегко: я стараюсь не привлекать внимания, поэтому окружающие думают, что я слабая или виктимная, частенько шепчутся за спиной — или мне это только кажется.

Читайте также:  уронефрил или канефрон что лучше

Чем старше я становлюсь, тем легче мне жить. Я начинаю понимать, что красота не гарантирует счастье. Вспомните женщин, которых в разное время называли самыми красивыми в мире, к примеру, Брижит Бардо или Анджелину Джоли. У них, как и у нас, были взлеты и падения, они перенесли немало горя и обид, от них уходили мужчины. Они живут так же, как и обычные люди.

Я призываю всех, кто столкнулся с психологическими проблемами, обращать на них внимание, работать с ними и искать помощь. К сожалению, по своему опыту могу сказать, что помощь психологов не всегда бывает эффективна. Но человек может помочь себе: читать книги по теме, смотреть документалки или шоу, обсуждать проблемы с близкими, размышлять.

«Бороться с дисморфофобией мне помогает феминизм и бодипозитив»

Полина, 23 года

Моя дисморфофобия началась не как у большинства людей — в подростковом возрасте, после рождения ребенка или перенесенной травли. Она всегда была частью меня. Я всегда считала, что из-за своей внешности я недостойна жить, любить, общаться, быть частью общества. Я стыдилась каждого аспекта своей внешности. Со стороны окружающих я не видела понимания и поддержки, мне казалось, что я в зазеркалье и никто меня никогда не поймет — они же нормальные! Пока мои одноклассницы ходили на свидания, общались, познавали мир, я сидела дома за книгами. Как можно быть такой же, как все, когда у тебя такое тело? Я всегда одета с ног до головы, умело прячу свои «недостатки», не хожу на пляж, а если мне приходится раздеваться перед кем-то, просто диссоциируюсь со своим телом, как будто смотрю на все со стороны. Вот я, мое сознание, я люблю себя больше всего на свете, а вот мое тело — мешок мусора, от которого нужно избавиться. Поэтому я сосредоточилась на своем разуме, а не на оболочке.

После окончания школы я попала во взрослую жизнь и должна была приспособиться. Поначалу чувствовала себя не в своей тарелке: боялась открытых пространств, не могла есть и говорить на людях, с трудом сидела на парах, а когда приходила домой, меня накрывал ужас. Очень скоро панические атаки стали ежедневной рутиной. Я не выдержала: бросила учебу, работу и заперлась в четырех стенах в ожидании смерти. Мне больше ничего не хотелось, вся жизнь была разрушена. Потом были долгие походы к врачам, горы таблеток, психические заболевания привели меня к расстройству пищевого поведения.

Мне интересно читать истории сильных людей, которые приняли себя, изучать истоки наших комплексов, влияние СМИ и корпораций на наше восприятие себя

Впоследствии таблетки помогли мне снять симптомы: я смогла выходить на улицу, работать, общаться, но я так и не вылечилась. Одно время самоубийство было моей идеей фикс. Возможно, в конечном итоге, это так и закончится. Я не знаю.

Я хотела бы полностью перекроить свою внешность. Я до сих пор ни с кем не встречалась, потому что не представляю, как кто-то может полюбить человека с таким телом. Но однажды утром я проснулась с мыслью: полюби себя, не сравнивай с другими, прими себя такой, какая ты есть, раз ненависть к себе не помогает. Со временем я пришла к феминизму и бодипозитиву. Мне интересно читать истории сильных людей, которые приняли себя, изучать истоки наших комплексов, влияние СМИ и корпораций на наше восприятие себя.

Сейчас я не сравниваю себя с другими, не думаю о себе плохо. У меня только одна жизнь, одно тело и один шанс, а я столько всего еще не успела сделать! Мне больше не нужны весы, сантиметр и признание моей красоты окружающими.

«Я унижала красивых, потому что завидовала их внешности»

Ксения, 18 лет

Еще в детстве моя сестра открыла мне глаза на то, что я урод: она говорила, что я — ошибка природы. Сколько себя помню, она вечно мне этим тыкала. В 10 лет я возненавидела свою страшную рожу вплоть до того, что начала прятать ее за шарфом, кепкой и очками. Меня тошнило от моего огромного длинного носа, кривого рта, тонких губ, от моей лупоглазости и бледной кожи. Зрелище жуткое, на самом деле. Я била зеркала, потому что не хотела видеть в них свое омерзительное отражение.

Однажды я пришла в школу с пакетом на башке, но учителя почему-то восприняли это как попытку сорвать урок. В классе я гнобила всех, кого считала смазливыми, настраивала против них своих друзей-отморозков. Даже как-то довела одну до попытки суицида, и меня поставили на учет по делам несовершеннолетних. Она считала себя доморощенной принцессой, а я ее в школьном туалете публично макнула головой в унитаз и нажала слив. После этого ее прозвали сортирной королевой и всей школой стебали. Она попыталась покончить с собой. Спасли. В школе меня не трогали, боялись, потому что я кулаками машу наравне с парнями, могу и покалечить!

В какой-то момент родители повели меня к психологу. Она сказала, что у меня дисморфофобия, и выписала таблетки. Я не пила их, потому что занимаюсь спортом, с 7 лет занимаюсь смешанными единоборствами. Таблетки дают тяжелые побочки, если их пить, со спортом можно будет попрощаться. Люди от этого дерьма в овощи превращаются. Да и не верю я этим психологам: они только деньги выкачивают. И вообще, мне надо морду править, а не колеса жрать.

Я без проблем нахожу общий язык с людьми, но прихожу домой и впадаю в истерику. 90% окружения не в курсе моей проблемы

Сейчас коплю на пластику в Москве. Наши хирурги меня оперировать отказались, сказав, что не видят проблем. Для них все, что не откровенное уродство, считается нормальным. А я-то хочу быть красивой, как девушки из Instagram.

Проблем с противоположным полом у меня нет: пацаны видят во мне личность. Я хотя бы не пустышка, в отличии от смазливых шкур. Никто не смотрит на мое уродство. Я без проблем нахожу общий язык с людьми, но прихожу домой и впадаю в истерику. 90% окружения не в курсе моей проблемы.

Я по-прежнему стараюсь по возможности спрятать лицо. Все думают, что это такой стиль, что я люблю яркие шарфы и смешные очки. Фигура у меня отличная, только вот рожей не вышла. Я почти не фотографируюсь. Есть пара фото — и то подруга уговорила, а вот селфи нет ни одного. Ненавижу магазины и примерочные, потому что там везде зеркала! У нас дома зеркало только в спальне у родителей. Больше нигде нет: они знают, что я разобью. Я требую у родителей, чтобы они признали, что я страшная, но они не признают. До скандалов доходит! Поэтому стараюсь на эту тему с ними не говорить.

Источник

Рейтинг товаров
Adblock
detector