я по образованию юрист учился очень хорошо

monitor 1307227 1920 Рейтинг Топ 10

Студентам-юристам посвящается

Данный текст предназначен для тех, кто сейчас учится на юриста и планирует зарабатывать себе этим на хлеб с маслом. Для тех, кто предпочитает работать скорее как-то так (картинка из интернетов)

Или вас и такое устроит

Несколько советов будущим профессионалам.

1. Учите не закон, а логику законодательства

Во-первых, до применения на практике любой выученной вами нормы в неё ещё внесут 100500 изменений, а суды дадут новые толкования.

2. Внимательно выбирайте, к кому из преподавателей прислушиваться

На первых занятиях каждого курса обычно дают некий список нормативной литературы. Вот его и изучайте для начала. Законы в массе своей не так велики, как кажется на первый взгляд. Поэтому читайте законы, читайте то, к чему они отсылают, и у вас сложится картина мира. Заучивать не надо, как говорилось выше. Надо понимать. А непонятное спрашивать у преподавателя.

Сидеть там сутками напролет необязательно, но посещать нужно, и много времени это не отнимет.

5. Не трогайте бизнес-литературу

Во-первых, вам ещё рано.

6. Нарабатывайте практику

Естественно, рассчитывать на оплату и выбирать место по этому критерию не стоит. Здесь вы работаете на свой опыт. Иначе бесплатно придется работать уже после выпуска.

Следуя этим простым советам, вы станете гораздо более конкурентоспособным специалистом, чем большинство выпускников. Ну и немного профессионального юмора напоследок.

Источник

Реальность работы юриста. Студентам и новичкам профессии посвящается

6e51dcab2c0c4fd03b46f58a3de5d6d6

Последнее время стали все чаще обращаться знакомые (и не очень) за советом, куда поступать на юрфак, куда лучше идти работать и т.п. Чтобы не отвечать несколько раз однообразно, решил поделиться своими наблюдениями. Прежде всего статья адресована студентам, молодым специалистам, новичкам и прочим непосвященным.

Местами жестко, местами пессимистично, но как есть. И да! Это личные наблюдения, не имеющие под собой официальной статистики и исследований, в вузе вам об этом не расскажут. Нужно понимать, субъективный опыт адвоката в Воронеже может существенно отличаться от моего, но общие тренды везде одинаковы.

Итак, захотелось быть юристом?

Красивый пиджак, дорогая сумка, стильная прическа и поставленная речь. Вы, как звезда, вещаете в зале суда, зал рукоплещет, судья молотком бац: «Не виновен!» – и вы укатываете в закат, на своем ламборджини, под красивую музыку, обнимая чемодан денег… Красиво, но это всего лишь сказка. Изнанка профессии гораздо мрачнее. Осознание, что профессия не для всех, пришло только после нескольких лет пахоты, но об этом чуть ниже.

Давайте разбираться, какие юристы бывают.

1. Государевы люди

Таких юристов целая армия, но к вашим потным фантазиям их работа никакого отношения не имеет. По сути это монотонный, рутинный, в большинстве своем низкооплачиваемый, тяжелый труд. Тысячи однотипных действий, отсутствие свободы принятия решений, строгие инструкции, правила. Зачастую правила негласные и идущие в разрез не только с законом, но и с совестью и человеческой моралью. Интеллект там не особенно нужен и ценится, за исключением ряда привилегированных каст, вроде нотариата или аппарата суда. Требуется исполнительность, внимательность и готовность пахать с утра до ночи. Даже престижные должности с высоким положением подразумевают огромную нагрузку по занятости.

Не верите? Зайдите к нотариусу в рабочее время, или узнайте количество заседаний в суде, или спросите у приставов, сколько дел у них в производстве.

Ходят легенды, что можно стать нотариусом или судьей без «знакомых», но даже в этом варианте, впереди несколько лет работы «пехотой»

2. Юристы-международники

Считаются элитой юриспруденции, работают с «заграницей», на международных контрактах, часто в своей узкой специализации. Например, берут англосаксонские страны или Азию. Однако в нашей стране крайне мало вузов, готовящих качественных международников, и еще меньше рабочих мест для них, а в условиях жесткой конкуренции и множества выпускников таких вузов, если ты не студент МГИМО…

3. Корпоративные юристы

Тут 50/50. Если твой вуз входит в тройку котирующихся по региону, у тебя хорошая теоретическая база, отличный диплом и в идеале есть откуда начать – одно из самых перспективных направлений. Хотя если говорить начистоту, работа будет мало отличаться от «государевых слуг», разве что инструкции заменят распоряжения директора, ну и работа может быть чуть разнообразнее и интереснее. Однако все зависит от работодателя. Работая в банке или на крупную корпорацию, по существу работаешь по схеме «государевых слуг».

Из плюсов – стабильная и выше среднего/высокая оплата труда.

4. Юристы по банкротству

Думал, стоит ли выделить эту категорию в отдельную? Решил, что стоит. Сюда можно отнести конкурсных управляющих, банкротных юристов, правовых рейдеров и прочих их помощников. Это интересная, разнообразная, требующая интеллекта и внимательности работа. Если ты профи, оплачивается более чем достойно.

Из минусов – она довольно стрессовая и опасная. В этой работе не только ошибка может стоить жизни, здоровья или свободы, но и наоборот, безупречное исполнение своих обязанностей, стоит только оказаться на «неправильной» стороне баррикад.

5. Частная практика

Я себя нашел именно в ней, но это как раз одна из самых сложных форм реализации. Нужно и пахать как вол и постоянно меняться. Требуется высокий уровень самоорганизации, умение принимать решения и их воплощать. Если обобщить нужно уметь работать так же, как государевы люди и корпоративщики, только еще и самому себе придумывать инструкции и следить за самим собой в их воплощении.

Чуть полегче, если работать в консалтинговой юридической компании. Там и научат, и подскажут, и пнут когда нужно, однако вопрос «свободного полета» это только вопрос времени. Из плюсов – нет потолка по доходам, нет необходимости соблюдать чьи-то правила, и поступаться совестью или своими взглядами, ты сам решаешь, что хорошо, что плохо. Сам принимаешь решения и их воплощаешь.

Из минусов – все остальное ты тоже делаешь сам: зарплату, репутацию, бухгалтерию, рекламу, образование и т.п.

Что объединяет всех юристов плохого (изнанка)

В какой бы отрасли ты не работал, каким бы специалистом ни был, как бы ни был психологически устойчив – тебя ждет профессиональная деформация. В первую очередь это разной степени цинизм. Невозможно каждую ситуацию пропускать через себя. Даже не так, «вредно и для тебя и для нанимателя, если ты эмоционально вовлечен».

Для тебя – потому, что этот стресс накопится и выльется в зависимость от алкоголя (или еще чего похуже), или в психическое расстройство; для клиента – потому, что он и так вовлечен.

Он нанял тебя, чтобы ты думал холодно и практично, действовал быстро и по обстановке, а при принятии решений/советов по ситуации мыслил трезво и со стороны. Вторая часть деформации вызвана тем, что чужие проблемы, – это твоя работа, как следствие твой хлеб. Однако практика показывает, что не у всех у кого есть проблемы, есть деньги для ее решения.

Бесплатная/копеечная плата за помощь в серьезных, трудоемких вопросах – это хорошая практика, опыт, чистая карма и пустой кошелек.

Рано или поздно, ты будешь вынужден искать баланс между необходимостью зарабатывать и желанием помочь. Если ты станешь успешным юристом, неизбежно поменяешь отношение к тем проблемам, которые не готов решать бесплатно. Парадокс в том, что помощь люди желают получить именно от успешного юриста, даже тогда, когда оплатить его услуги не могут, или не считают нужным. Третья часть – юристов не любят. Если хочешь остаться в профессии нужно спокойно относиться к критике. Как следствие, вырабатываются собственные психологические способы защиты от постоянного негатива. Причем часто негатив будет исходить от тех, кому ты в действительности помог, просто прими это. Четвертая часть – ошибки.

Профессионалы любого уровня – это просто люди, однако цена ошибки юриста может быть очень высока. Хорошо если на своих ошибках юрист учится, шлифует собственную практику, делает выводы, умеет их исправлять или сглаживать негативный эффект. Каждая такая ошибка будет оставлять рубец на психике. Чем больше ошибок, тем больше рубцов, что заставляет впоследствии перестраховываться даже там, где это излишне, тщательно подбирать фразы и слова.

Появляются фразы в речи: «вероятнее всего»; «есть шанс/есть вероятность»; «с высокой степенью» и прочие двусмысленные лингвистические конструкции. Люди, далекие от юриспруденции, будут воспринимать такой слог как желание снять с себя ответственность за результат и отчасти будут правы.

Еще одним минусом изнанки, хотя и не относящимся к деформации, станет то, что ты будешь постоянно сталкиваться с бестолочами и посредственностями, которые будут работать в правовых сферах, сталкиваться с их непрофессионализмом, косяками, откровенной глупостью и жадностью, но при этом все эти «особенности» будут приписывать тебе, как носителю профессии. Даже не думай, что тебе кого-то удастся разубедить, просто выкладывайся по максимуму. Кому надо, тот сделает свои выводы и оценит. Еще один минус – ты поймешь насколько в нашем государстве все «не по Конституции».

Не буду «спойлерить», это нужно понять самому.

Что хорошего в профессии (радужная оболочка)

Юриспруденция – высокоинтеллектуальный труд. Как правило, достигнув определенных вершин профессионализма, начинаешь понимать, как все устроено и работает в самых разных отраслях. Начиная с образования, заканчивая государственным управлением и принятием законов это реально облегчает жизнь. Топ-менеджеры различного государственного и коммерческого уровня уже не кажутся какими-то особенными фигурами, а еще позже понимаешь, что и они простые смертные. Доход успешного юриста выше среднего, а сам юрист с годами становится опытнее, мудрее, а значит дороже. Юриспруденция открывает дорогу к самостоятельности в жизни, в бизнесе, в политике и много где, насколько далеко ты зайдешь, зависит от тебя самого. Успешная практика, реальная помощь людям в тяжелых ситуациях там, где это тебе удалось, это сильная мотивация. Чем сложнее работа, тем она интереснее и разнообразнее.

От каких заблуждений стоит избавиться еще на этапе учебы

Что нужно, чтобы стать успешным юристом

Бесплатный совет! Возьми за привычку в те дни, когда у тебя нет занятости и еще нет судебного опыта, приходить на одно-два открытых заседания в суд (начни с федерального, позже походи в арбитраж), предпочтительнее ходить на одно и то же дело, чтобы понимать его ход. Ходить старайся блоками. Сначала к одному судье, потом к другому. На этом этапе важно понять не суть спора (статьи, нормы и обстоятельства), а то, как представители (опытные) ведут себя в процессе, как подают информацию, запоминай ход и последовательность процесса, поведение разных судей, попробуй понять разницу между различными судами. Это, во-первых, бесплатно! Во-вторых, бесценно! В-третьих, доступно каждому! И самое главное, когда ты начнешь понимать, как это работает – страх пройдет, появится нормальный профессиональный азарт.

Еще миллион особенностей и частностей оставлю своим коллегам комментаторам, если они соблаговолят.

Источник

Отзыв об учебе на ЮРФАКЕ.

Victoria

Юристов среди людей развелось. Как говорил Карлсон, «это просто ужас!». Каждый второй или сам юрист, или у него знакомый юрист. Я вот отношусь к тем, кто хотел учиться там, но не доучился. Нет, вышка у меня есть, бакалавриат окончила. Решила в магистратуру на юридический податься, но что-то пошло не так.

Читайте также:  что лучше лозартан или нолипрел форте

21805326

Экзамены я выдержала, поступила. На заочное отделение. Хорошо, хоть с работой проблем не было (я же фрилансер, отпрашиваться не надо). Поступала на юрфак я лишь с одной целью: обещали неплохую работу. Но для этого надо было или уже иметь соответствующую корочку, или только получать ее.

Шпор я не писала. С телефона не списывала. Словом, обучение было интересным, местами увлекательным и забавным. Но это, повторюсь, лишь первая сессия. А учиться предстояло еще два года (заочная магистратура предполагает 2,5 года обучения).

Вторая сессия стала для меня роковой. Во-первых, обломали с работой. Во-вторых, прессинг усилился. Было неприятно слышать, что я без базового образования да аж сразу на саму священную криминалистику замахнулась. Прям как со свиным рылом в калашный ряд затесалась. Почему-то преподаватели криминалистку, ОРД и уголовное право выставляли как нечто сверхсложное. Дилетантам, оказывается. место в ГП, которое я терпеть не могу.

Что касается непосредственно учебы, то готовиться к зачетам и экзаменам стало откровенно скучно. Я читала учебник и понимала, что все описанное там прекрасно знаю. Мои однокурсники (которые Юристы с большой буквы) плавали в простейших вопросах. Я однажды не смогла сдержаться и громким шепотом подсказала ответ. Вместо «спасибо» получила только замечание. Вообще на юрфаке совершенно особенная атмосфера. Там культ личности преподавателя. Студенты на переменах деловые и нахальные, а на парах испуганные и молчаливые. Словом, не вписалась я в этот круг.

45593575

На семейном совете было решено, что мне задерживаться в универе нет резона. Работы по специальности не будет, а оплачивать диплом, который не пригодится, бессмысленно. Что касается знаний, то я могу что-то почитать и сама, если слишком приспичит. Но меня не заинтересовал всерьез ни один предмет. Просто потому, что основы ОРД я, оказывается, знала и так. Великую и ужасную криминалистику сдала одной из первых, фактически автоматом. Учиться надо, когда есть тяга и перспектива. У меня, как оказалось, не было ни одного, ни второго.

Источник

Как стать классным юристом? Советы студентам от преподавателя

gritsenko yum(1)

На наши вопросы отвечает к.ю.н., доцент Ульяновского филиала РАНХиГС Гриценко Юрий Михайлович

questionКак вы считаете, какими способностями или талантами должен обладать студент, чтобы стать высококлассным юристом?

В качестве ответа на ваш вопрос я могу предложить следующие условия становления студента высококлассным юристом:

questionВидите ли вы сразу среди первокурсников будущих знаменитых юристов?

Я не смогу ответить на ваш вопрос прямо, так как стать знаменитым можно в нашей стране и без хороших знаний, а по другим причинам, о которых вы хорошо знаете. Посмотрите материалы Интернета.

Студентов, которые могут стать очень хорошими юристами, я достаточно быстро могу определить в процессе обучения. Они умеют быстро и правильно пользоваться материалами правового поля: законами и подзаконными актами, а также быстро реагировать на возможные изменения в нормативных документах, в том числе материалами судебной практики от Конституционного и Верховного судов до материалов мировых судей.

Они обладают способностями анализа конкретных ситуаций и подготовке конкретных предложений для разрешения проблемы. Они имеют собственное мнение и умеют доказывать свою правоту при разрешении проблемы.

Они могут быть прекрасными юристами, но чтобы стать знаменитыми в наше время, этого недостаточно.

questionКакие книги или статьи нужно читать студенту, чтобы стать классным юристом?

Я считаю, что студент должен много читать и не только учебники и комментарии к ним, Постановления и Определения Конституционного и Верховного судов РФ, материалы судебных дел, юридические статьи, выступления судей, материалы заседание ГосДумы РФ и др. Надо интересоваться выступлениями политиков настоящего и прошлого времени.

Но, кроме этого, хороший юрист должен много читать художественной литературы, нашей и зарубежной. Она позволит ему развить мышление и ситуативный анализ, поможет правильно формулировать свои мысли и тексты выступлений, даст возможность расцвечивать свои выступления выдержками из прочитанных текстов.

Начать следует с Библии и Корана. Сравнив их тексты, вы многое увидите и поймёте, а далее следует прочитать художественную литературу, например: А. Дюма «Граф Монте-Кристо». Т. Драйзер «Американская трагедия», Виктор Гюго «Отверженные», Ф. М. Достоевский «Преступление и наказание», М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита», К. М. Симонов «Живые и мертвые», Б. Н. Полевой «Повесть о настоящем человеке» и др.
Произведения: Л. Толстого, В. Шекспира, Ю. Семёнова, А. Вахова, Т. Сёмушкина, А. Толстого, А. Чаковского, Г. Брянцева и др.
Стихи А. Пушкина, Т. Шевченко, К. Симонова, Л. Филатова, В. Высоцкого, Д. Пастернака, А. Твардовского и многих других.

Источник

«Часто клиенты платят за бренд»: сколько зарабатывает юрист

В Москве

Наш новый герой 17 лет работает юристом, за это время его доходы выросли примерно в 300 раз. Он рассказал, дает ли учеба за границей и степень магистра права прибавку к зарплате, что не так с юристами в кино и как совмещать работу в компании с личной практикой.

Это история читателя из Сообщества Т⁠—⁠Ж. Редакция задала наводящие вопросы, бережно отредактировала и оформила по стандартам журнала.

Образование

Я родом из маленького городка в Свердловской области, мои родители — простые рабочие люди.

Решение стать юристом сформировалось у меня еще в старших классах: я всегда был гуманитарием, точные науки — это не мое. Поступал в 1999 году, тогда страна еще не столкнулась с «перепроизводством» юристов и профессия считалась довольно престижной.

Документы после школы я подал в два вуза: на историко-правоведение в УрГУ и в юридическую академию, УрГЮА, причем она, конечно, была основной целью. Я был поражен огромным количеством абитуриентов в УрГЮА, это были медалисты-льготники со всего Урала и Сибири. Тогда мне показалось, что поступить нереально. Хотя я тоже был медалистом и поступал на льготных условиях. В УрГЮА мне нужно было пройти собеседование, фактически это был мини-экзамен по истории, русскому языку и литературе, но без подготовки. В итоге поступил.

Факультеты у нас назывались институтами, и возможность учиться на бюджете предоставляли только три: Институт юстиции, Институт прокуратуры и Институт предпринимательства и права. Я выбрал юстицию.

Во время учебы я, честно говоря, не очень представлял себе, где потом буду работать. В академии ты получаешь общее юридическое образование без конкретной специализации, после нее можешь работать по профессии где угодно: в правоохранительных органах, в судах, в нотариальной конторе, в коммерческих организациях и так далее.

В 2004 году я окончил академию с красным дипломом. На мой взгляд, он помогает устроиться на работу только до 30 лет, потом больше смотрят на опыт кандидата, на его конкретные навыки и профессиональные достижения.

Чем взрослее в профессиональном плане человек, тем меньшее значение имеет цвет его диплома.

С 2004 по 2006 год я учился в магистратуре. Если честно, подал туда документы ради отсрочки от армии. Моей специализацией было гражданское, семейное и международное частное право. Тогда я уже работал и, откровенно говоря, не уделял учебе должного внимания. Магистерскую диссертацию мне тем не менее удалось защитить на отлично. Как выяснилось позже, основная польза от магистратуры для меня была в том, что там я познакомился с моим будущим партнером — сейчас мы вместе развиваем юридическую фирму.

После окончания магистратуры я сдал экзамены кандидатского минимума, но дальше в науку не пошел и кандидатом не стал: не видел в этом для себя смысла.

Мне всегда хотелось поехать на учебу за границу, но воплотить эту мечту я смог только в 2011 году, когда переехал в Москву и проработал какое-то время в международной консалтинговой компании. Эта работа позволила подтянуть английский язык и накопить достаточно денег.

К тому времени я в основном специализировался на налогах, и Нидерланды были вполне очевидным выбором: в среде специалистов по международному налогообложению бытует мнение, что все европейское налоговое право делается в Нидерландах. Подозреваю, что голландцы сами распускают эти слухи, но факт остается фактом: международное налогообложение очень прочно ассоциируется именно с голландским образованием. В Нидерландах программу LL. M. — то есть степень магистра права — по международному налогообложению дают три университета: Лейден, Маастрихт и Тилбург. Из них Лейден — самый дорогой и раскрученный, Маастрихт — средний по стоимости, Тилбург — наиболее бюджетный. Когда я готовил документы, оказалось, что результаты кембриджского экзамена по английскому языку, который я сдавал, принимает только Маастрихт, все остальные требуют IELTS или TOEFL. Пересдавать я, естественно, ничего не хотел, поэтому поехал в Маастрихт, выбор оказался сделан за меня.

Я был готов полностью оплатить обучение, оно стоило 12 000 € за год. Но после рассмотрения моих документов и по итогам вступительного экзамена университет предложил мне грант. Так что учился я бесплатно, платил только за проезд, проживание, учебники и прочее.

Учеба в Нидерландах позволила мне систематизировать свои знания и получить новые. Поскольку это международное налоговое планирование, оно работает везде: и в России, и в Европе, и в Африке. Сейчас я все эти знания использую в работе. Кроме того, благодаря учебе за границей я получил опыт профессионального и бытового общения на английском. На нашем курсе учились ребята со всего мира: вся Европа, Азия, Канада, Южная Америка. Из русскоговорящих стран был я один.

Напрямую степень LL. M. мало влияет на карьерные успехи, но иметь ее в своем портфолио и указывать в резюме все равно приятно. К тому же она помогает быть более уверенным в себе, лучше осознавать свои возможности, расширяет кругозор.

Суть профессии

Юридическая профессия в целом очень разнообразна: это может быть работа в правоохранительных органах, в судах, в прокуратуре, в нотариальных конторах, в адвокатских бюро, в коммерческих организациях.

В российском кино и на телевидении работу юристов показывают максимально далеко от реальности: сценаристы, видимо, используют кальки с голливудских фильмов. Чего стоят хотя бы выкрики с места «Протестую!» в зале суда или требование предъявить «ордер на обыск». Откуда в России ордер? Все процессуальные действия происходят на основании постановления следователя. Думаю, все юристы, которые смотрят подобные фильмы, просто животики надрывают от смеха.

Мои знакомые в правоохранительных органах только и обсуждают, когда же пенсия. Мне такая «стабильность» не нужна.

Я для себя никогда не рассматривал работу в органах: там меньше свободы и саморазвития, ты должен следовать приказам. Меня больше привлекала частная юриспруденция. Мне повезло — за карьеру удалось поработать и в консалтинге, и внутри компании, поэтому доводилось заниматься много чем.

Инхаус подразумевает работу внутри одной компании и только в ее интересах. Задачи юриста здесь могут быть самые разные, все зависит от размера компании, количества юристов в отделе и их специализации. Как правило, это работа с договорами, учредительными документами, трудовые вопросы, суды. Поскольку клиент у тебя один, все вопросы тоже, как правило, более-менее типичны. Например, если юрист работает в компании, которая торгует консервами, вряд ли завтра ему на стол положат договор о добыче нефти в Иране. А для юриста в консалтинге это вполне рядовая ситуация.

В инхаусе выше доля рутинной работы. Например, на моей первой работе через меня проходили все договоры поставки, которые пачками каждый день приносили наши торговые представители. Нужно было проверить, правильно ли заполнен договор, подписан ли он, присвоить ему номер, занести этот номер в специальный журнал и в программу, сходить с обходным листом по всем начальникам, завизировать договор, отнести в папочке на подпись руководителю. И таких договоров в день по 10—15 штук.

Читайте также:  рейтинг масел для форд фокус 2

В консалтинге же обычно через юриста за короткое время проходит большое количество клиентов с разными бизнесами и разными вопросами. За каждым клиентом, как правило, закрепляется один менеджер, который работает в режиме «одного окна», то есть все общение с клиентом идет через него. Это удобно всем, прежде всего самому клиенту. А дальше менеджер уже сам распределяет работу внутри команды в зависимости от сложности задачи, срочности, специализации. Так что юрист работает с несколькими клиентами одновременно, многозадачность is a must. Считается, что работа в консалтинге более разнообразная, напряженная и психологически выматывающая. Чаще всего зарплаты в консалтинге выше, особенно если это международный консалтинг — с системой бонусов и премий. Но до высоких позиций и зарплат нужно еще дорасти: конкуренция очень серьезная.

Часто клиенты платят не за конкретные знания, а за бренд. Например, чтобы войти в сделку, иностранная компания хочет заранее получить заключение именитой юридической фирмы. То есть, если совсем утрированно, чтобы у клиента на столе лежала бумажка с брендом такой фирмы и там было написано, что все в порядке, рисков нет. Заключение с таким же содержанием и выводами клиенту могли бы дать его внутренние юристы или любая небольшая и менее раскрученная юрфирма, но ему так спокойнее. За это он готов платить большие деньги.

У юристов в консалтинге обычно три основных варианта развития карьеры: наработать клиентскую базу и открыть собственную фирму, уйти в спокойный инхаус к бывшему клиенту на высокую зарплату и непыльную работу или же дорасти до партнера и получать партнерские бонусы. Партнеры обычно уже меньше работают непосредственно с юриспруденцией, их задача — развивать бизнес, искать новых клиентов. Чтобы стать партнером, как правило, нужно несколько лет работать в фирме, нарабатывать и приводить своих клиентов, иметь уникальную экспертизу. Тогда есть шанс, что тебя признают partner material и будут готовить к партнерству. Случается, что при переходе из одной фирмы в другую сразу же дают партнерство, если человек приводит с собой новых клиентов, а иногда и команду.

Бытует мнение, что юрист должен знать все законы наизусть. Это очень далеко от реальности. Наизусть все законы — и даже один закон — знать невозможно, да это и не требуется, так как всегда можно посмотреть его текст в справочно-правовой базе. Главное, чему учат в институте и что потом приходит на практике, это умение ориентироваться в отраслях права. Грубо говоря, знать, где и что нужно посмотреть. Я подписан на большое количество рассылок, которые позволяют мне следить за профессиональными новостями и не пропустить важные изменения в законодательстве. Это рассылки палаты налоговых консультантов, «Консультант-плюс», «Гарант». Известные юридические фирмы тоже делают свои рассылки.

Я бы не назвал свою работу опасной. Думаю, что у коллег, которые занимаются уголовными делами, она гораздо опаснее. Тем не менее мне доводилось бывать в качестве свидетеля на допросах по налоговым и экономическим делам, в которых были замешаны мои клиенты и потенциально мог быть риск уголовного преследования для меня лично, но каждый раз все заканчивалось хорошо. За себя я спокоен: законов не нарушаю, работаю честно и грамотно.

Место работы

Я начал работать в 2003 году — в группе компаний, которая занималась оптовой торговлей, производством, подрядными работами. На это место меня позвал однокурсник, который устроился туда чуть раньше. Работы было много. Юристы были единственными сотрудниками в компании, у которых рабочий день длился с девяти утра до семи вечера, еще нужно было отработать четыре часа в субботу. За переработки нам, естественно, никто не платил. Зарплата была серая. Я начал с 2500 Р в месяц, и это при полной занятости. Совмещать работу и академию было не очень легко, все время приходилось чем-то жертвовать. К счастью, это был уже конец четвертого курса, учебы было мало, на пятом курсе тоже никто особо не учится, все готовятся к госам и защите диплома.

зарплата на первой работе в 2003 году

В юротделе мы сначала работали втроем: начальница, мой однокурсник и я. В течение следующих полутора лет однокурсник уволился и устроился в другое место, начальница вышла замуж за учредителя и руководила отделом лишь номинально. Я фактически исполнял обязанности начальника юридического отдела, нанял на работу помощницу. Зарплата выросла, но несильно.

Какое-то время я работал в международном холдинге, отвечал за финансовые потоки в операционных дочерних компаниях за рубежом. За каждым юристом в нашем отделе — а нас было трое — были закреплены конкретные страны или регионы. Так, в моем ведении находились Германия, Италия, вся Восточная Европа, страны Прибалтики и Латинская Америка.

Затем я устроился в крупную иностранную консалтинговую фирму. Нашими клиентами в основном были иностранные компании, которые вели в России бизнес. Их интересовало все: организационно-правовые формы ведения бизнеса, кто может быть директором, какая ответственность, какие договоры можно заключить, таможня, налоги, как ввозить товары, как ввести деньги в Россию, как вывести деньги из России, как вести бухучет, валютное, трудовое, миграционное законодательство. Представьте, что у вас есть компания, которая торгует софтом. Или консервами. Вы работаете в России, более-менее знаете, что тут и как. И тут вам говорят: « Почему бы не начать работать в Зимбабве?» Вот все, что вы захотите узнать о ведении бизнеса в Зимбабве, и хотели узнать иностранные компании про Россию. Для них Россия — та же Зимбабве.

В этой компании я проработал восемь лет. За это время у меня были командировки в Нидерланды, Германию, Францию, Испанию, Эстонию, Румынию, Венгрию, Чехию. Меня постепенно повысили с Mid-level Lawyer до Senior Tax and Legal Manager. К моменту моего ухода я был старшим по должности сотрудником в департаменте и фактически руководил налоговой и юридической командами. Все общение с клиентами происходило через меня: начиная с первого обращения, подготовки и согласования proposal — коммерческого предложения, заканчивая выставлением клиенту счета. Конечный продукт мог быть разным — в зависимости от вопроса. Например, если это консультация, то конечный продукт — юридическое заключение, если нужно зарегистрировать компанию — готовая компания.

Если клиент доволен тем, что мы сделали, то и по счету заплатит, и еще раз обратится.

На момент ухода моя зарплата составляла 250 000 Р в месяц, также нам один-два раза в год выплачивали бонусы, примерно одну-две зарплаты. Однажды вместо очередного бонуса компания подарила сотрудникам по Айпаду-мини — старший ребенок сейчас таскает его в школу и играет на нем в игры.

Решение уйти далось нелегко, но к тому времени мне уже было понятно, что я достиг в компании потолка. К тому же у нас поменялось руководство, с новым начальством я не нашел общего языка. У меня появились признаки профессионального выгорания: дела, которыми я занимался, казались скучными, клиенты — однообразными, офисная рутина и бюрократия — невыносимыми, зарплата — недостаточно высокой, я не видел смысла выкладываться на работе. Совет, как с этим бороться, может быть только один: что-то поменять.

В какой-то момент один из моих старых клиентов предложил перейти к нему в компанию на постоянной основе. Работа предполагала интересные проекты, к тому же я назвал зарплату, которая меня бы устроила, и мой клиент сразу же согласился. Тут я сейчас и работаю.

Это подразделение иностранной компании, которая ведет крупные строительные проекты в России. В работе мне нравится то, что помимо внутреннего сопровождения деятельности самой компании я занимаюсь личными делами бенефициара этой компании, а это, как правило, интересные и разнообразные задачи с привлечением разных юрисдикций. Вопросы бенефициара могут быть очень личными и сугубо конфиденциальными, вплоть до каких-то медицинских и семейных моментов. За время работы с ним я фактически превратился в семейного юриста.

Из минусов могу отметить то, что, поскольку работаешь фактически на одного конкретного человека, приходится подстраиваться под его стиль, привычки и потребности. Иногда это бывает нелегко. Но вопросов, которые входили бы в противоречие с моей совестью и профессиональной этикой, у нас не возникает.

В юридическую практику в фирме, где я партнер, стараюсь сейчас вовлекаться меньше, но совсем отпустить эту часть бизнеса не могу: не хочется терять заработок, так что некоторыми клиентами продолжаю заниматься, другие перешли к моему партнеру.

Еще я открыл свою юридическую фирму и пригласил в качестве партнера своего знакомого, с которым мы вместе учились в магистратуре. Часть моих клиентов я перевел в новую фирму, часть осталась обслуживаться в старой. Это диверсификация рисков: не нужно складывать все яйца в одну корзину.

Новые люди к нам приходят нечасто, обычно по рекомендациям: специально мы никого не ищем и себя не рекламируем. В основном работаем с уже сложившимся пулом клиентов, которые знают нас много лет.

Рабочий день

Примерно 70% времени я трачу на основную работу, 30% — на сопровождение остальных клиентов. В среднем я активно работаю не более 3—4 часов в день, но жесткого графика у меня нет. Иногда я могу сидеть над какими-то задачами допоздна, если есть необходимость или вдохновение. По выходным работаю крайне редко.

В офисе на основной работе я бываю 2—3 раза в неделю, в основном работаю из дома либо езжу по делам — в суды или на встречи с клиентами. В офис необходимо время от времени приезжать, так как у коллег накапливаются вопросы, которые нужно обсудить лично, документы на подпись. В конце концов, иногда мне просто требуется офисная инфраструктура: принтеры, сканеры, ксероксы, услуги секретаря и так далее.

Текущих задач и проектов у меня много, поэтому я обычно стараюсь работать быстро и не откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Завтра появятся новые вопросы и задачи — и я просто утону в них.

Я не могу долго работать с рутинными задачами. Когда они занимают все время — это прямой путь к профессиональному выгоранию и деградации. При этом доля рутинной работы есть у каждого юриста. Например, недавно нам потребовалось увеличить сроки оплаты по заключенным договорам поставки, для чего нужно было подготовить около 15 идентичных дополнительных соглашений, в которых менялись только реквизиты основного договора и ссылки на конкретные пункты. Работа несложная, но кропотливая и скучная. Конечно, совсем от рутины не избавиться, но я стараюсь разделаться с такими задачами как можно скорее и освободить время для чего-то интересного. Мне нравятся нетривиальные проекты, которые требуют нестандартных решений.

Например, у российского бенефициара есть иностранные активы: компании и/или недвижимость в США, Китае, Гонконге, Великобритании и в офшорах — Британские Виргинские острова, Сейшелы. Часть активов приносит постоянный активный или пассивный доход, часть — нет. Нужно их защитить, структурировать — и сделать это с оптимальным налогообложением. В качестве части решения может фигурировать траст, например, в Новой Зеландии. Вопрос: что внести в этот траст, как он будет управляться, как распределять прибыль и кому? У бенефициара, например, есть семья: жена — нерезидент РФ и несовершеннолетний ребенок. То есть нужно учитывать налоги, семейное право, валютное регулирование, правила определения налогового резидентства, гражданство и много чего еще. И не только в РФ, а во всех задействованных юрисдикциях, да еще и с учетом современных тенденций международного права, комплаенса, чтобы все это работало как надо на каждом этапе и в течение многих лет.

Читайте также:  хороший автосервис в коломне

Совсем отключаться от рабочих процессов не получается — да и не хочется — даже во время отпуска: у меня всегда с собой ноутбук. Клиент может обратиться со срочным вопросом, и сказать ему, что я в отпуске и не могу помочь, — это значит его потерять.

Случай

Однажды во время моей работы в международном консалтинге мне довелось за один день побывать в шести аэропортах. В то время я участвовал в аудиторской проверке нашего клиента в Воронеже, а нужно было срочно отрядить от нашей компании представителя для выступления на корпоративной конференции в Амстердаме. Жребий пал на меня. Рано утром я вылетел из аэропорта Воронежа (аэропорт № 1) во Внуково (аэропорт № 2), оттуда переместился в Шереметьево (аэропорт № 3) и вылетел в Амстердам с пересадкой во Франкфурте (аэропорты № 4 и 5). Во время перелета я не отрывался от ноутбука: готовил презентацию для выступления. Выступив на конференции, тем же вечером вылетел обратно в Москву с пересадкой на этот раз в Риге (аэропорт № 6). На следующий день я вернулся в Воронеж заканчивать проверку. Это рядовой эпизод, иллюстрирующий динамику работы в международном консалтинге. Как шутили в то время мои коллеги-аудиторы:

«К нам относятся как к мясу, но как к очень дорогому мясу» 🙂

Доходы и расходы

На основной работе я получаю 402 630 Р в месяц — это официальная белая зарплата. Я считаю, что для специалиста с моим опытом и квалификацией она вполне соответствует рынку. Не знаю, сколько получают коллеги по офису, но предполагаю, что их зарплаты вполне сопоставимы с моей.

Я считаю себя юристом-универсалом и благодаря своему опыту могу браться за самые разные задачи, поскольку понимаю, как работает бизнес в России, с какими типовыми ситуациями и юридическими проблемами он может сталкиваться и как их правильно решать. Это касается и договорного права, и судов, и трудовых вопросов, привлечения к административной ответственности, вопросов аренды, лицензирования, сокращения штата, налоговых, таможенных, валютных рисков и много-много чего еще. Например, я могу быстро посмотреть договор и сразу выделить какие-то проблемные или неудачные формулировки, потому что уже проходил все это, и не раз. Если мне задают какой-то вопрос — я, как правило, либо сталкивался с ним лично, либо читал о нем, либо знаю, где это быстро найти. Опыт позволяет посмотреть на проблему с разных сторон и увидеть неочевидные риски. Цена вопроса может составлять миллионы рублей.

Мой доход от юридического бизнеса — обеих фирм — составляет 300—400 тысяч в месяц, иногда больше. Сейчас более-менее стабильно выходит примерно 365 000 Р — такая сумма складывается из фиксированных счетов, которые мы ежемесячно или ежеквартально выставляем клиентам. Часть этих счетов — в евро, так что на итог влияет курс. Плюс часто у клиентов появляются дополнительные разовые проекты или, например, суды — и сумма растет. При пересчете на один месяц выходит около 400 тысяч.

Чтобы повысить доход, необходимо развивать бизнес. В ближайшие месяцы мы как раз планируем этим заняться: искать клиентов целенаправленно, перевести часть разовых клиентов на фиксированную абонентскую плату, кому-то поднять абонентскую плату в связи с увеличившимся объемом работы. Когда клиент на абонентской плате, мы ежемесячно выставляем ему одну и ту же сумму — независимо от того, сколько раз он к нам обращался и обращался ли вообще. Чем больше таких клиентов, тем стабильнее cash flow.

Моя цель — повысить пассивный доход, чтобы в будущем иметь возможность вообще не работать. Хотя я пока не знаю, хочу ли этого.

Недавно завел брокерский счет в Interactive Brokers, инвестирую в ETF, в октябре внес туда 3800 €, планирую пополнять примерно на 3000—4000 € каждый квартал.

У меня есть жена и двое детей. Жена — директор в международной консалтинговой фирме, она работает там уже больше 15 лет. Ее зарплата — 390 000 Р в месяц, также им один-два раза в год выплачивают бонусы. Сейчас она работает полностью на удаленке.

Учет расходов я не веду. Траты мы не делим, платим как получается, стихийно. Обычно за все наши семейные поездки плачу я, а продукты покупает жена. Но бывают исключения: например, я могу гулять с детьми и заодно зайти в магазин, а жена может выбрать отель, допустим, на Рождество и внести депозит. Оставшееся при заселении все равно заплачу, скорее всего, я. Если мы все вместе идем в ресторан, плачу всегда я. Специально мы ничего не обговариваем, по умолчанию все наши деньги и расходы общие.

У нас в семье три квартиры: в двухкомнатной квартире жены мы пока живем сами, две другие покупали в ипотеку. В одной из них — тоже двухкомнатной — живет теща, вторая — трехкомнатная — инвестиционная, рассчитываем продать ее и купить подходящее жилье в нашем районе. Квартира, в которой мы живем сейчас, уже довольно старая и тесная для семьи из четырех человек. Но близко к центру, рядом метро, нам удобно добираться до работы, а дети здесь ходят в школу и садик, да и сам район очень хороший, менять его мы не хотим.

Автомобиль у нас один — Опель Астра, покупала его жена, еще до брака. Ездим на нем, может, раз в неделю, если не реже, так что он еще в хорошем состоянии. Чаще всего пользуемся общественным транспортом или такси.

На себя я деньги практически не трачу. При покупке одежды стараюсь брать качественные вещи, которые прослужат долго, обновляю гардероб крайне редко, могу купить одну вещь в год, и то не всегда. Мне нравится итальянская марка Meucci — костюмы, рубашки и верхняя одежда у меня почти полностью от них. Обувь у меня Fabi и Baldinini, во время командировки в Великобританию я купил себе классические английские туфли Crockett & Jones — в Москве я такую марку не встречал. Раз в месяц трачу 1800 Р на парикмахерскую, уже несколько лет стригусь у одного и того же мастера.

Жена занимается собственным гардеробом и одеждой детей, я в это не вмешиваюсь. Себе она покупает одежду и обувь гораздо чаще, чем я. Знаю, что ей нравится Vassa, — как-то раз дарил ей сертификат в этот магазин. Дети растут, поэтому одежду для них покупаем постоянно.

Каких-то особых развлечений у нас нет: читаем книжки, смотрим кино или сериалы дома. До того как у нас появились дети, мы с женой ездили кататься на горных лыжах — во Францию, в Австрию, в Монако. Когда дети станут постарше, будем ездить все вместе.

Я хожу в бассейн рядом с домом, плачу 1300 Р в месяц за четыре сеанса. За одно занятие обычно проплываю 3 километра. Также каждое утро делаю зарядку, это бесплатно. Стараюсь держать себя в форме. Летом во время карантина наш шеф устроил среди сотрудников онлайн-соревнование по разным дисциплинам с денежными призами. Я занял первые места по подтягиваниям — 15 раз, отжиманиям — 60 раз, планке — 6 минут.

Раньше я занимался дайвингом, на поездки и снаряжение уходило довольно много денег. Но когда у нас появились дети, я заморозил свое увлечение, чтобы не оставлять жену и детей надолго. Когда дети подрастут, рассчитываю возобновить. Я нырял в Египте, на Кипре, в Индии, в Таиланде, в Доминикане, на Мальдивах, на Филиппинах, а также в Подмосковье. Одна клубная поездка могла стоить от 60 000—70 000 Р — это, например, Египет — до 300 000 Р и больше, если говорим про Доминикану, Мальдивы, Филиппины. У меня есть действующие сертификаты дайвмастера PADI и инструктора EFR, то есть по первой помощи.

До коронавируса мы всей семьей два раза в год ездили на море, по две недели в начале и в конце лета: Турция, Испания, Греция. Рождество мы обычно проводим в одном из подмосковных отелей. Уходило на это примерно 1—1,5 млн рублей в год, оплачиваю, как правило, я. На отдыхе мы стараемся не экономить, берем всегда только очень хорошие пятизвездочные all-inclusive-отели, fast track в аэропорту и прочее.

Этим летом в связи с закрытием границ мы посетили Крым, поездка вышла дешевле, чем за рубеж, хотя и не так дешево, как можно было бы ожидать от российского курорта. Также раза два за время пандемии уже съездили в подмосковные отели и санатории — и, видимо, продолжим. Стараемся всегда выбирать отдых так, чтобы было интересно в первую очередь детям, ориентируемся на бассейны, аквапарки, аниматоров, детские клубы. Я бы сказал, что мы в целом довольно детоцентрическая семья, у нас все вертится вокруг детей.

Я помогаю своему отцу, перечисляю ему по 10 000 Р в месяц, иногда больше, если у него возникают траты. Я готов давать и больше, но он всегда отказывается, мне неудобно настаивать.

Все, что мне не удается потратить, оседает в банках на депозитах, а с недавнего времени еще и перечисляется на брокерский счет.

Финансовая цель

Из ближайших целей — купить просторную трех- или четырехкомнатную квартиру в нашем районе, чтобы переехать туда. На это нужно примерно 30—40 млн рублей. Деньги на первоначальный взнос у нас уже есть, ипотеку с нашими официальными доходами нам, думаю, тоже дадут, так что дело только за подходящим вариантом. Сейчас мы смотрим жилье на вторичном рынке, также у нас в районе вот-вот должно начаться строительство ЖК с квартирами — а не с апартаментами, для нас это важно.

Моя мечта на будущее — купить небольшой дайвинг-центр в Таиланде и уехать на пенсии туда, жить и работать, одновременно получая пассивный доход от ETF. Возможно, я продолжу удаленно работать по специальности, об этом я пока еще не думал.

Поскольку я занимался дайвингом, индустрия мне хорошо знакома. Таиланд мне нравится. Я был там много раз, мы с женой летали туда на фотосессию после свадьбы, у меня даже были апартаменты в Паттайе, которые я купил в рассрочку, когда только-только переехал в Москву. Года три назад я их продал. С учетом изменения курса бата к доллару получилось даже немного заработать.

Будущее

В своем профессиональном будущем я не вижу каких-то кардинальных изменений. Буду потихоньку развивать свою фирму, параллельно трудясь на основном месте работы, пока не надоест.

Коронавирус на нашу работу негативно не повлиял, скорее наоборот: у клиентов появились дополнительные вопросы, связанные с переводом работников на удаленку, с льготами, с внесением изменений в существующие договоры, так что нам все это даже на руку. Кроме того, в связи с ростом задолженности по договорам и общего количества банкротств расцветают так называемые конфликтные практики: арбитражи, банкротства, взыскание задолженности, что сказывается немного и на нас. В общем, «кому война, а кому мать родна». Хороший юрист всегда следит за рынком и знает, что предложить клиентам, чтобы заработать в сложившихся обстоятельствах.

Профессии. Читатели делятся профессиональным опытом.

Источник

Рейтинг товаров
Adblock
detector