ясные дни миновали и марусе опять стало хуже на все

laptop 2298286 1280 Рейтинг Топ 10

В дурном обществе (Короленко)/ПСС 1914 (ВТ:Ё)/IX. Кукла

← VIII. Осенью В дурном обществе : Из детских воспоминаний моего приятеля — IX. Кукла
автор В. Г. Короленко (1853—1921)
X. Заключение →
16px %D0%AF%D1%82%D1%8C 4 ПСС Короленко 1914 г. (дореформенная орфография) (огл.)
ПСС Короленко 1914 г. (современная орфография, ё) (огл.)
(список редакций)

Ясные дни миновали, и Марусе опять стало хуже. На все наши ухищрения, с целью занять её, она смотрела равнодушно своими большими потемневшими и неподвижными глазами, и мы давно уже не слышали её смеха. Я стал носить в подземелье свои игрушки, но и они развлекали девочку только на короткое время. Тогда я решился обратиться к своей сестре Соне.

У Сони была большая кукла, с ярко раскрашенным лицом и роскошными льняными волосами, подарок покойной матери. На эту куклу я возлагал большие надежды и потому, отозвав сестру в боковую аллейку сада, попросил дать мне её на время. Я так убедительно просил её об этом, так живо описал ей бедную больную девочку, у которой никогда не было своих игрушек, что Соня, которая сначала только прижимала куклу к себе, отдала мне её и обещала в течение двух-трёх дней играть другими игрушками, ничего не упоминая о кукле.

Действие этой нарядной фаянсовой барышни на нашу больную превзошло все мои ожидания. Маруся, которая увядала, как цветок осенью, казалось, вдруг опять ожила. Она, так крепко меня обнимала, так звонко смеялась, разговаривая со своею новою знакомой… Маленькая кукла сделала почти чудо: Маруся, давно уже не сходившая с постели, стала ходить, водя за собой свою белокурую дочку, и по временам даже бегала, по-прежнему шлёпая по полу слабыми ногами.

Зато мне эта кукла доставила очень много тревожных минут. Прежде всего, когда я нёс её за пазухой, направляясь с нею на гору, в дороге мне попался старый Януш, который долго провожал меня глазами и качал головой. Потом дня через два старушка няня заметила пропажу и стала соваться по углам, везде разыскивая куклу. Соня старалась унять её, но своими наивными уверениями, что ей кукла не нужна, что кукла ушла гулять и скоро вернётся, только вызывала недоумение служанок и возбуждала подозрение, что тут не простая пропажа. Отец ничего ещё не знал, но к нему опять приходил Януш и был прогнан на этот раз с ещё бо́льшим гневом; однако в тот же день отец остановил меня на пути к садовой калитке и велел остаться дома. На следующий день повторилось то же, и только через четыре дня я встал рано утром и махнул через забор, пока отец ещё спал.

На горѐ дела опять были плохи. Маруся опять слегла, и ей стало ещё хуже; лицо её горело странным румянцем, белокурые волосы раскидались по подушке; она никого не узнавала. Рядом с ней лежала злополучная кукла, с розовыми щеками и глупыми блестящими глазами.

Я сообщил Валеку свои опасения, и мы решили, что куклу необходимо унести обратно, тем более что Маруся этого и не заметит. Но мы ошиблись! Как только я вынул куклу из рук лежащей в забытьи девочки, она открыла глаза, посмотрела перед собой смутным взглядом, как будто не видя меня, не сознавая, что с ней происходит, и вдруг заплакала тихо-тихо, но вместе с тем так жалобно, и в исхудалом лице, под покровом бреда, мелькнуло выражение такого глубокого горя, что я тотчас же с испугом положил куклу на прежнее место. Девочка улыбнулась, прижала куклу к себе и успокоилась. Я понял, что хотел лишить моего маленького друга первой и последней радости её недолгой жизни.

Валек робко посмотрел на меня.

— Как же теперь будет? — спросил он грустно.

Тыбурций, сидя на лавочке с печально понуренною головой, также смотрел на меня вопросительным взглядом. Поэтому я постарался придать себе вид по возможности беспечный и сказал:

— Ничего! Нянька, наверное, уж забыла.

Но старуха не забыла. Когда я на этот раз возвратился домой, у калитки мне опять попался Януш; Соню я застал с заплаканными глазами, а нянька кинула на меня сердитый, подавляющий взгляд и что-то ворчала беззубым, шамкающим ртом.

Отец спросил у меня, куда я ходил, и, выслушав внимательно обычный ответ, ограничился тем, что повторил мне приказ ни под каким видом не отлучаться из дому без его позволения. Приказ был категоричен и очень решителен; ослушаться его я не посмел, но не решался также и обратиться к отцу за позволением.

Прошло четыре томительных дня. Я грустно ходил по саду и с тоской смотрел по направлению к горе, ожидая, кроме того, грозы, которая собиралась над моей головой. Что будет, я не знал, но на сердце у меня было тяжело. Меня в жизни никто ещё не наказывал; отец не только не трогал меня пальцем, но я от него не слышал никогда ни одного резкого слова. Теперь меня томило тяжёлое предчувствие.

Наконец, меня позвали к отцу, в его кабинет. Я вошёл и робко остановился у притолки. В окно заглядывало грустное осеннее солнце. Отец некоторое время сидел в своём кресле перед портретом матери и не поворачивался ко мне. Я слышал тревожный стук собственного сердца.

Наконец он повернулся. Я поднял на него глаза и тотчас же их опустил в землю. Лицо отца показалось мне страшным. Прошло около полминуты, и в течение этого времени я чувствовал на себе тяжёлый, неподвижный, подавляющий взгляд.

— Ты взял у сестры куклу?

Эти слова упали вдруг на меня так отчётливо и резко, что я вздрогнул.

— Да, — ответил я тихо.

— А знаешь ты, что это подарок матери, которым ты должен бы дорожить, как святыней. Ты украл её?

— Нет, — сказал я, подымая голову.

— Как нет? — вскрикнул вдруг отец, отталкивая кресло. — Ты украл её и снёс. Кому ты снёс её. Говори!

Он быстро подошёл ко мне и положил мне на плечо тяжёлую руку. Я с усилием поднял голову и взглянул вверх. Лицо отца было бледно. Складка боли, которая со смерти матери залегла у него между бровями, не разгладилась и теперь, но глаза горели гневом. Я весь съёжился. Из этих глаз, глаз отца, глянуло на меня, как мне показалось, безумие или… ненависть.

— Ну, что ж ты. Говори! — и рука, державшая моё плечо, сжала его сильнее.

— Н-не скажу, — ответил я тихо.

— Нет, скажешь! — отчеканил отец, и в голосе его зазвучала угроза.

— Не скажу, — прошептал я ещё тише.

Он повторил это слово сдавленным голосом, точно оно вырвалось у него с болью и усилием. Я чувствовал, как дрожала его рука, и, казалось, слышал даже клокотавшее в груди его бешенство. И я всё ниже опускал голову, и слёзы одна за другой капали из моих глаз на пол, но я всё повторял едва слышно:

— Нет, не скажу… никогда, никогда не скажу вам… Ни за что!

В эту минуту во мне сказался сын моего отца. Он не добился бы от меня иного ответа самыми страшными муками. В моей груди, навстречу его угрозам, подымалось едва сознанное оскорблённое чувство покинутого ребёнка и какая-то жгучая любовь к тем, кто меня пригрел там, в старой часовне.

Читайте также:  что лучше эковер или технониколь утеплитель

Отец тяжело перевёл дух. Я съёжился ещё более, горькие слёзы жгли мои щеки. Я ждал.

Теперь я совсем перестал бояться; в моей груди защекотало что-то вроде задорного, дерзкого вызова… Кажется, я ждал и желал, чтобы катастрофа, наконец, разразилась. Если так… пусть… тем лучше, да, тем лучше… тем лучше…

Отец опять тяжело вздохнул. Я уже не смотрел на него, только слышал этот вздох, — тяжёлый, прерывистый, долгий… Справился ли он сам с овладевшим им исступлением, или это чувство не получило исхода, благодаря последующему неожиданному обстоятельству, я и до сих пор не знаю. Знаю только, что в эту критическую минуту раздался вдруг за открытым окном резкий голос Тыбурция:

— Эге-ге. мой бедный маленький друг…

«Тыбурций пришёл!» — промелькнуло у меня в голове, но этот приход не произвёл на меня никакого впечатления. Я весь превратился в ожидание, и, даже чувствуя, как дрогнула рука отца, лежавшая на моём плече, я не представлял себе, чтобы появление Тыбурция или какое бы то ни было другое внешнее обстоятельство могло стать между мною и отцом, могло отклонить то, что я считал неизбежным и чего ждал с приливом задорного ответного гнева.

Между тем, Тыбурций быстро отпер входную дверь и, остановившись на пороге, в одну секунду оглядел нас обоих своими острыми рысьими глазами. Я до сих пор помню малейшую черту этой сцены. На мгновение в зеленоватых глазах, в широком некрасивом лице уличного оратора мелькнула холодная и злорадная насмешка, но это было только на мгновение. Затем он покачал головой, и в его голосе зазвучала скорее грусть, чем обычная ирония.

— Эге-ге. Я вижу моего молодого друга в очень затруднительном положении…

Отец встретил его мрачным и удивлённым взглядом, но Тыбурций выдержал этот взгляд спокойно. Теперь он был серьёзен, не кривлялся, и глаза его глядели как-то особенно грустно.

Он развязал узелок и вынул оттуда куклу.

Рука отца, державшая моё плечо, разжалась. В лице виднелось изумление.

— Что это значит? — спросил он, наконец.

— Отпустите мальчика, — повторил Тыбурций, и его широкая ладонь любовно погладила мою опущенную голову. — Вы ничего не добьётесь от него угрозами, а между тем я охотно расскажу вам всё, что вы желаете знать… Выйдем, пан судья, в другую комнату.

Отец, всё время смотревший на Тыбурция удивлёнными глазами, повиновался. Оба они вышли, а я остался на месте, подавленный ощущениями, переполнившими моё сердце. В эту минуту я ни в чём не отдавал себе отчёта, и если теперь я помню все детали этой сцены, если я помню даже, как за окном возились воробьи, а с речки доносился мерный плеск весел, — то это просто механическое действие памяти. Ничего этого тогда для меня не существовало; был только маленький мальчик, в сердце которого встряхнули два разнородные чувства: гнев и любовь, — так сильно, что это сердце замутилось, как мутятся от толчка в стакане две отстоявшиеся разнородные жидкости. Был такой мальчик, и этот мальчик был я, и мне самому себя было как будто жалко. Да ещё были два голоса, смутным, хотя и оживлённым говором звучавшие за дверью…

Я всё ещё стоял на том же месте, как дверь кабинета отворилась, и оба собеседника вошли. Я опять почувствовал на своей голове чью-то руку и вздрогнул. То была рука отца, нежно гладившая мои волосы.

Тыбурций взял меня на руки и посадил в присутствии отца к себе на колени.

— Приходи к нам, — сказал он, — отец тебя отпустит попрощаться с моей девочкой. Она… она умерла.

Голос Тыбурция дрогнул, он странно заморгал глазами, но тотчас же встал, поставил меня на пол, выпрямился и быстро ушёл из комнаты.

Я вопросительно поднял глаза на отца. Теперь передо мной стоял другой человек, но в этом именно человеке я нашёл что-то родное, чего тщетно искал в нём прежде. Он смотрел на меня обычным своим задумчивым взглядом, но теперь в этом взгляде виднелся оттенок удивления и как будто вопрос. Казалось, буря, которая только что пронеслась над нами обоими, рассеяла тяжёлый туман, нависший над душой отца, застилавший его добрый и любящий взгляд… И отец только теперь стал узнавать во мне знакомые черты своего родного сына.

Я доверчиво взял его руку и сказал:

— Я ведь не украл… Соня сама дала мне на время…

— Д-да, — ответил он задумчиво, — я знаю… Я виноват перед тобою, мальчик, и ты постараешься когда-нибудь забыть это, не правда ли?

Я с живостью схватил его руку и стал её целовать. Я знал, что теперь никогда уже он не будет смотреть на меня теми страшными глазами, какими смотрел за несколько минут перед тем, и долго сдерживаемая любовь хлынула целым потоком в моё сердце.

Теперь я его уже не боялся.

— Ты отпустишь меня теперь на гору? — спросил я, вспомнив вдруг приглашение Тыбурция.

— Д-да… Ступай, ступай, мальчик, попрощайся… — ласково проговорил он всё ещё с тем же оттенком недоумения в голосе. — Да, впрочем, постой… пожалуйста, мальчик, погоди немного.

Он ушёл в свою спальню и, через минуту выйдя оттуда, сунул мне в руку несколько бумажек.

— Передай это… Тыбурцию… Скажи, что я покорнейше прошу его, — понимаешь. покорнейше прошу — взять эти деньги… от тебя… Ты понял. Да ещё скажи, — добавил отец, как будто колеблясь, — скажи, что если он знает одного тут… Фёдоровича, то пусть скажет, что этому Фёдоровичу лучше уйти из нашего города… Теперь ступай, мальчик, ступай скорее.

Я догнал Тыбурция уже на горе и, запыхавшись, нескладно исполнил поручение отца.

— Покорнейше просит… отец… — и я стал совать ему в руку данные отцом деньги.

Я не глядел ему в лицо. Деньги он взял и мрачно выслушал дальнейшее поручение относительно Фёдоровича.

В подземелье, в тёмном углу, на лавочке лежала Маруся. Слово «смерть» не имеет ещё полного значения для детского слуха, и горькие слёзы только теперь, при виде этого безжизненного тела, сдавили мне горло. Моя маленькая приятельница лежала серьёзная и грустная, с печально вытянутым личиком. Закрытые глаза слегка ввалились и ещё резче оттенились синевой. Ротик немного раскрылся, с выражением детской печали. Маруся как будто отвечала этою гримаской на наши слёзы.

«Профессор» стоял у изголовья и безучастно качал головой. Штык-юнкер стучал в углу топором, готовя, с помощью нескольких тёмных личностей, гробик из старых досок, сорванных с крыши часовни. Лавровский, трезвый и с выражением полного сознания, убирал Марусю собранными им самим осенними цветами. Валек спал в углу, вздрагивая сквозь сон всем телом, и по временам нервно всхлипывал.

Источник

Ясные дни миновали и марусе опять стало хуже на все

Из детских воспоминаний моего приятеля

Подготовка текста и примечания: С.Л.КОРОЛЕНКО и Н.В.КОРОЛЕНКО-ЛЯХОВИЧ

Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле,- никто не окружал меня особенною заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы.

Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и представляло все типические черты любого из мелких городов Юго-западного края, где, среди тихо струящейся жизни тяжелого труда и мелко-суетливого еврейского гешефта, доживают свои печальные дни жалкие останки гордого панского величия.

Читайте также:  филлеры под глаза какие лучше

Я помню, с каким страхом я смотрел всегда на это величавое дряхлое здание. О нем ходили предания и рассказы один другого страшнее. Говорили, что остров насыпан искусственно, руками пленных турок. «На костях человеческих стоит старое замчи’ще,- передавали старожилы, и мое детское испуганное воображение рисовало под землей тысячи турецких скелетов, поддерживающих костлявыми руками остров с его высокими пирамидальными тополями и старым замком. От этого, понятно, замок казался еще страшнее, и даже в ясные дни, когда, бывало, ободренные светом и громкими голосами птиц, мы подходили к нему поближе, он нередко наводил на нас припадки панического ужаса,- так страшно глядели черные впадины давно выбитых окон; в пустых залах ходил таинственный шорох: камешки и штукатурка, отрываясь, падали вниз, будя гулкое эхо, и мы бежали без оглядки, а за нами долго еще стояли стук, и топот, и гоготанье.

«Молчите там, лайдаки [Бездельники (польск.)], пся вяра!»

Потомки этого графа давно уже оставили жилище предков. Большая часть дукатов и всяких сокровищ, от которых прежде ломились сундуки графов, перешла за мост, в еврейские лачуги, и последние представители славного рода выстроили себе прозаическое белое здание на горе, подальше от города. Там протекало их скучное, но все же торжественное существование в презрительно-величавом уединении.

Изредка только старый граф, такая же мрачная развалина, как и замок на острове, появлялся в городе на своей старой английской кляче. Рядом с ним, в черной амазонке, величавая и сухая, проезжала по городским улицам его дочь, а сзади почтительно следовал шталмейстер. Величественной графине суждено было навсегда остаться девой. Равные ей по происхождению женихи, в погоне за деньгами купеческих дочек за границей, малодушно рассеялись по свету, оставив родовые замки или продав их на слом евреям, а в городишке, расстилавшемся у подножия ее дворца, не было юноши, который бы осмелился поднять глаза на красавицу-графиню. Завидев этих трех всадников, мы, малые ребята, как стая птиц, снимались с мягкой уличной пыли и, быстро рассеявшись по дворам, испуганно-любопытными глазами следили за мрачными владельцами страшного замка.

В западной стороне, на горе, среди истлевших крестов и провалившихся могил, стояла давно заброшенная униатская часовня. Это была родная дочь расстилавшегося в долине собственно обывательского города. Некогда в ней собирались, по звону колокола, горожане в чистых, хотя и не роскошных кунтушах, с палками в руках, вместо сабель, которыми гремела мелкая шляхта, тоже являвшаяся на зов звонкого униатского колокола из окрестных деревень и хуторов.

Источник

Ясные дни миновали и марусе опять стало хуже на все

Найдите предложения, в которых запятая ставится в соответствии с одним и тем же правилом пунктуации. Запишите номера этих предложений.

1) Ясные дни миновали, и Марусе стало опять хуже. 2) На все наши ухищрения с целью занять её она смотрела равнодушно своими большими глазами, и мы давно не слышали её смеха. 3) Тогда я решился обратиться к своей сестре Соне. 4) У Сони была большая кукла с ярко раскрашенным лицом, роскошными льняными волосами, подарок покойной матери. 5) На эту куклу я возлагал большие надежды и потому, отозвав сестру в боковую аллею, попросил дать мне её на время. 6) Соня, которая сначала прижимала куклу к себе, отдала мне её и обещала в течение двух-трёх дней играть другими игрушками. 7) Маленькая кукла сделала почти чудо: Маруся, казалось, вдруг ожила.

Пояснение (см. также Правило ниже).

В сложносочинённых предложениях 1 и 2 запятая между основами.

Задание № 21 ориентировано на проверку умения экзаменуемых выполнять пунктуационный анализ небольшого текста. В вариантах единого государственного экзамена для анализа будут предложены тексты, пунктуационный анализ которых предполагает поиск конструкций с запятой, двоеточием, тире. Количество верных ответов в задании ограничивается только количеством предложений в тексте. Для выполнения этого задания можно пользоваться материалами таблиц, приведённых ниже, а также материалами справочника сайта РЕШУ ЕГЭ к заданиям № 16−20.

Тире между подлежащим и сказуемым

Тире ставится Тире не ставится
1. Подлежащее и сказуемое выражены существительным или числительным в именительном падеже (с нулевой связкой).

Москва — столица нашей Родины; Дважды два — четыре.

1. Подлежащее и сказуемое выражены существительным или числительным в именительном падеже, но:

а) связка не нулевая (Брат был умный человек; Война есть безумие);

б) при сказуемом есть сравнительный союз (как, будто, словно, точно, вроде как, всё равно что, что и др.) (Звёзды будто алмазы; Небо точно море);

в) перед сказуемым стоит частица не (Бедность не порок);

г) между подлежащим и сказуемым стоит вводное слово (Сергей, кажется, врач); иногда — наречие (Сергей теперь известный художник), союз (Сергей тоже врач), частица (Март только начало весны);

д) перед сказуемым стоит относящееся к нему дополнение (Сашка мне друг);

е) сказуемое предшествует подлежащему (Хороший человек Фёдор Кузьмич);

ж) подлежащее и сказуемое образуют неразложимый фразеологический оборот (Два сапога пара).

2. Подлежащее и сказуемое выражены инфинитивами или один из них — инфинитив, а другой — существительное (числительное) в именительном падеже.

Курить — здоровью вредить.

Мой долг — предупредить тебя об опасности.

2. Подлежащее и сказуемое выражены инфинитивами или один из них — инфинитив, а другой — существительное (числительное) в именительном падеже, но порядок слов обратный (сказуемое стоит перед подлежащим) и пауза между подлежащим и сказуемым отсутствует (Какое счастье сына обнимать!).

Обратите внимание: если пауза есть, то тире ставится и при обратном порядке слов (ср.: Это большое искусство — ждать).

3. Сказуемое присоединяется к подлежащему с помощью слов это, вот, это есть, значит (в значении это есть), это значит (тире ставится перед этими словами).

Поймать ерша или окуня — это такое блаженство; понять — значит простить; безумство храбрых — вот мудрость жизни.

3. Перед словами это, значит тире не ставится, если:

а) значит является вводным словом (в значении следовательно): Солнечные пятна исчезли; значит, солнце склонилось за полдень;

б) значит является глаголом в значениях:

1. «означать (о словах, знаках, жестах)» (Кирджали на турецком языке значит витязь, удалец);

2. «свидетельствовать о чём-то» (Если я молчу, то это не значит, что я с тобой согласен);

3. «иметь значение, быть существенным» (Человек значит неизмеримо больше, чем принято думать);

в) это является подлежащим, выраженным указательным местоимением: Это (что?) моя дочь; Это (что?) интересно).

Тире в предложении с однородными членами при обобщающем слове

Правило Пример
Обобщающее слово заключает перечислительный ряд однородных членов, поэтому перед ним ставится тире На лесной опушке, на полянке, на проталинках — всюду заметен весенний след.
Обобщающее слово стоит перед однородными и после обобщающего стоит двоеточие, а после однородных предложение продолжается, поэтому ставится тире Всюду: на лесной опушке, на полянке, на проталинках — заметен весенний след
Однородные члены находятся в середине предложения, и возникает необходимость представить их как выражение попутного, уточняющего замечания, поэтому тире ставится с двух сторон Всё, что могло приглушить звуки, — ковры, портьеры и мягкую мебель — Григ давно убрал из дома.

Тире при приложении

Приложение — определение, выраженное существительным.

Правило Пример
Если перед приложением можно подразумевать без изменения смысла речи союз «а именно» Основная директива — повышение качества продукции — выполняется успешно.
Если приложение стоит на конце предложения и присоединяется как бы в порядке добавления к сказанному Со мною был чугунный чайник — единственная отрада моя в путешествиях по Кавказу
Если приложений несколько, чтобы установить границу между приложениями и определяемым существительным Лютейший бич небес, природы ужас — мор свирепствует в лесах
Если приложение относится к одному из однородных членов, чтобы не смешивать приложения с однородным членом В комнате сидела бабушка, мой брат — пятилетний Петя, сестра Нина и я.
Если внутри приложения есть запятые Мы, дедовский храня обычай, несём домой из гор добычу — оленя, сбитого стрелой

Тире при несогласованных определениях

Правило Примеры
Инфинитив в качестве определения отделяется от определяемого слова знаком тире, если определяемое имя уже имеет при себе определение. Инфинитивное определение в таком случае приобретает смысл дополнительного разъяснения (возможна вставка слов а именно) Сбывалась старая вихровская мечта — еще раз прикоснуться щекой к суховатой, вскормившей его груди.

Я наложу на всех одну обязанность — творить.

Тире при согласованных и несогласованных определениях

Правило Пример
Для обособления распространённых согласованных определений, стоящих в конце предложения, особенно при перечислении ставится тире Это в одних витринах, а в других появились сотни дамских шляп, и с пёрышками, и без пёрышек, и с пряжками, и без них, сотни же туфель — чёрных, белых, жёлтых, кожаных…
Определения, расположенные внутри предложения, могут выделяться с двух сторон тире Подглядывая в окошко, я вижу на своём дворе, как птицы всех мастей — чёрные, серебристо-шоколадные, белоснежные — слетаются к моим кормушкам.

Тире при вставных конструкциях

Правило Пример
При помощи тире выделяются вставные конструкции, дополняющие или поясняющие основное предложение, выражающие чувства автора и т. д. (часто в произведениях художественной литературы) Тут — делать нечего — друзья поцеловались (Кр.); Но — чудное дело! — превратившись в англомана, Павел Петрович стал в то же время патриотом (Т.)

Тире при прямой речи

Правило Пример
Если прямая речь стоит перед словами автора, то после неё ставится запятая и тире «Это лошадь отца моего», — сказала Бэла.
Если на месте разрыва прямой речи не должно было быть никакого знака или должна была стоять запятая, точка с запятой, двоеточие или тире, то слова автора с обеих сторон выделяются запятыми и тире «Я говорил вам, — воскликнул Максим Максимыч, — что нынче будет погода».

Тире при диалоге

Правило Пример
В начале реплик диалога ставится тире — Пора выходить, — сказала мама.

— Идём! — скомандовал отец.

Тире в неполных предложениях

Неполнота предложения бывает связана с пропуском одного или не-скольких членов предложения. Различается неполнота эллиптическая (в самостоятельно употребляющихся предложениях с отсутствующим сказуемым) и контекстуальная (пропущенный член предложения восстанавливается из контекста).

Правило Пример
В частях сложного предложения с параллельной структурой, а также в простом предложении с однородными повторяющимися членами предложения, где пропущенный член восстанавливается из первой части предложения У него одна история неизбежно вызывает в памяти другую, а та — третью, третья — четвертую, и потому нет его рассказам конца (Пауст.)
В простом предложении с пропущенным сказуемым, указывающим на направление движения Татьяна — в лес, медведь — за нею (П.).
Если отсутствующий член предложения восстанавливается из предшествующих предложений В другой комнате воссоздана мастерская ремесленника-ювелира. В третьей — хижина пастуха, со всей пастушьей утварью. В четвертой — обыкновенная водяная мельница. В пятой — обстановка хижины, где пастухи делают сыр (Сол.).
Тире ставится в предложениях, со-стоящих из двух компонентов со значением субъекта, объекта, обстоятельства (в разных сочетаниях) и построенных по схемам: «кто — кому», «кто — где», «что — кому», «что — куда», «что — как», «что — где», «что — за что» и др. Литературные премии — ветеранам; Учебники — детям.
В самостоятельно употребляемых предложениях с отсутствующим сказуемым, не восстанавливаемым из контекста, может ставиться тире. Такие предложения расчленены паузой на два компонента — обстоятельственный и подлежащный Над площадью — низко повисшая пыль (Шол.)

Однако при отсутствии паузы и логического ударения на обстоятельственном члене предложения тире не ставится: Там на неведомых дорожках следы невиданных зверей (П.)

Тире интонационное

Тире, называемое интонационным, может отделять любую часть предложения.

Правило Пример
В однотипно построенных частях сложного предложения без пропуска члена Деньги — исчезают, работа — остаётся.
Интонационное тире между любыми членами предложения Лежали мёртвые — и лепетали ужасную, неведомую речь.
Тире, которое ставится между членами предложения для выражения неожиданности или для обозначения логического ударения, также имеет интонационный характер Через несколько минут загремели цепи, двери отворились, и вошёл — Швабрин.

Тире соединительное

Беспосадочный перелёт Москва — Хабаровск; Через эту станцию можно было выйти к большому пути Уральск — Лбищенск — Сахарная — Гурьев.

Крестовые походы XI — XIII веков, репертуар театра на январь — март.

Рукопись объёмом десять — двенадцать авторских листов (то же цифрами 10 — 12).

Тире ставится между двумя или несколькими именами собственными, совокупностью которых называется какое-либо учение, научное учреждение Физический закон Бойля — Мариотта.

Матч Карпов — Каспаров.

Матч «Спартак» — «Торпедо».

Тире ставится между отдельными словами для показа внутренней связи между ними Завершился конгресс Международного союза архитекторов, проходивший под девизом «Архитектура — человек — окружающая среда».

Вчера — сегодня — завтра.

Тире при присоединительных конструкциях

Правило Пример
Если следует присоединительная конструкция, то перед ней ставится тире «Мой дом — моя крепость» — эта народная мудрость передаётся от поколения к поколению.

Постановка тире в бессоюзном сложном предложении

Правило Пример
Если во второй части содержится указание на быструю смену событий (между обеими частями можно вставить союз и). Иван Иванович подошел к воротам, загремел щеколдой — изнутри поднялся собачий лай (Н. Гоголь).
Если во второй части выражается противопоставление по отношению к содержанию первой части (между частями можно вставить союз но или а). Прошла неделя, месяц — он к себе домой не возвращался (А. Пушкин).
Если вторая часть заключает в себе следствие или вывод из того, о чем говорится в первой части (между частями можно вставить слова поэтому, тогда). Я умираю — мне не к чему лгать (И. Тургенев).
Если в первой части указывается время совершения действия, о котором говорится во второй части (в начале первой части можно добавить союз когда) Ехал сюда — рожь начинала желтеть. Теперь уезжаю обратно — эту рожь люди едят (М. Пришвин).
Если первая часть обозначает условие совершения действия, о котором говорится во второй части (в начале первой части можно добавить союз если, когда в значении «если». Будет дождик — будут и грибки; будут грибки — будет и кузов (А. Пушкин).
Если во второй части содержится сравнение с тем, о чем говорится в первой части (перед второй частью можно добавить союзы словно, будто). Молвит слово — соловей поет (М. Лермонтов).
Если вторая часть (нередко неполное предложение) имеет изъяснительное значение (перед ней можно вставить союз что), причем в первой части не содержится интонационного предупреждения о последующем изложении какого-либо факта. Вчера на соседнем зимовье рассказывали — медведь человека задрал (А. Арбузов).
Если вторая часть представляет собой присоединительное предложение и перед ним можно вставить слово это, которое может быть в самом предложении. На стене ни одного образа — дурной знак (М. Лермонтов).

Тире в сложноподчиненных предложениях

Правило Пример
При интонационном подчеркивании придаточные изъяснительные, реже условные и уступительные, стоящие впереди главного предложения, могут отделяться от него не запятой, а тире. Буде спросит кто о чем — молчи… (А. Пушкин).

Как он добрался сюда — уж этого никак не мог он понять (Н. Гоголь).

Что она натура честная — это мне ясно… (И Тургенев).

Пускай, как хотят, тиранят, пускай хоть кожу с живой снимут — я воли своей не отдам (М. Салтыков-Щедрин).

Источник

Оцените статью
Рейтинг товаров
Adblock
detector