юстиция или полиция что лучше

kak vybrat akustiku v avtomobil Рейтинг Топ 10

Устраиваюсь на работу. Куда лучше пойти в суд или в полицию? Какие плюсы и минусы у каждой структуры?

Про работу в полиции вам сказали, я расскажу про суд.

Какое-то время мне довелось и посмотреть на работу судов со стороны и самому работать в суде какое-то время. Во втором случае это был не суд в обычном понимании, а судебный участок мирового судьи.

Работа – онли сидячая, офисная, так скажем. Если идти делопроизводителем (секретарь суда), то будете подшивать дела (навыки ШИТЬЯ БУМАГ вам в 2019 году пригодятся). Работа спокойная, не нервная, сидите себе до обеда, часик гуляете на обеде, а потом возвращаетесь к работе. Участки обычно начинают работать в 9 утра, в 6 вечера работа заканчивается и участок закрывается. Иногда может быть и так, что домой уйти можно в 5 вечера. Тут уже от отношений с руководством зависит.

Есть ещё должность секретаря судебного заседания – тоже офисная работа с бумагами. На заседаниях ведёте протокол, который позже оформляете как следует и тоже подшиваете в соответствующее дело.

Руководитель аппарата судьи ещё есть – отвечает за работу всех остальных сотрудников, кроме судьи, организует работу, расписание слушания дел итд итп.

У федеральных судей есть помощники. Они тоже занимаются всякой бумажной работой.

Архивариусы, наверное, тоже есть. Работаете в архиве дел и складываете всё так, как нужно. Работка пыльная.

Ну а если уж судьёй надумаете, то тут надо либо голову на плечах иметь хорошую, либо уметь закрывать дела в НУЖНОМ ключе без негативных последствий для себя.

В целом, работа в суде спокойная и интересная, можно во время работы спокойно почитать чьи-то дела. Например, я нашёл уголовное дело старого знакомого – по 319-ой судили, целый том прислали из СКР, плюс административка на одноклассника бывшего – шумел по ночам. И гражданское дело о взыскании средств с родственника.

Зарплаты там низкие, ниже, наверное, только на стройке у гастеров. Точные суммы я не вспомню, поскольку это было 4 года назад и всё могло поменяться, но навскидку это около 15 тысяч рублей в месяц. Не больше. Конечно, чем выше инстанция, тем выше и зарплаты – заработок в Конституционном суде Российской Федерации (как высший судебный орган) несравним с заработком в судебном участке мирового судьи где-то за Москвой.

Источник

Юстиция и Полиция. В чём разница?

777809

Чтобы в стране был порядок, мало писать законы – важно создать все условия для их исполнения, как гражданами страны, так и подведомственными органами в надлежащем порядке.

В том числе важно проследить и за правильным составлением законов, что играет огромную роль в адекватном формировании законодательной и исполнительной власти нашей страны.

На страже порядка в РФ стоит несколько ведомств, из которых у многих вызывают вопросы такие органы власти, как Полиция и Юстиция. За что отвечает каждый из них, и в чём, собственно, разница между ними, разберёмся прямо сейчас.

В первую очередь Юстиция от Полиции отличается принадлежностью к министерствам. Юстиция, к слову, сама является большим министерством, включающим в себя несколько органов власти, тогда как полиция – это всего лишь один из правоохранительных органов, которые входят в состав МВД.

Министерство юстиции в каком-то смысле можно назвать самостоятельной государственной структурой, в которой изобилуют судебные организации и исполнительные рычаги влияния на исполнение судебных решений, такие как служба судебных приставов и, собственно, сама Полиция. В то время как последняя возлагает на себя роль охранника порядка, предупреждает и расследует преступления, Юстиция берёт на себя ответственность выносить приговоры по уголовным делам, и следить за их исполнением.

Судить же и выносить приговор полиция не может в принципе, а вот исполнить решение суда в оговоренном законом порядке обязана.

Министерство Юстиции координирует действия Полиции, и никак не наоборот. Следить за состоянием правовых актов и законопроектов также не входит в обязанности Полиции, зато контролировать их выполнение она обязана по закону, и их действия в этом направлении строго инспектируются органами Юстиции.

Юстиция в свою очередь как раз таки занимается проверкой всех законопроектов, принимаемых в стране на предмет их соответствия основным законам Российской Федерации. В её обязанности ко всему прочему входит контроль деятельности нотариальных служащих, работников ЗАГСа, адвокатов.

Министерство Юстиции имеет полномочия предоставлять в прокуратуру достоверные сведения о нарушениях правовых актов и законов, издаваемых в регионах РФ. Полиция же взаимодействует с прокуратурой исключительно в случаях нарушения законов гражданами Российской Федерации.

Для этого её сотрудники собирают улики, опрашивают свидетелей, проводят оперативные расследования. Юстиция же, напротив, требует от прокуратуры проведения соответствующих расследований и предоставления отчёта о проведённых мероприятиях, которые должны помочь устранить ошибки в составлении правовых актов регионов страны.

Источник

Следственные подразделения МВД от элиты до падения в пропасть

86395edf58bc9b47eea32a41f30faf14

6 апреля отмечают профессиональный праздник сотрудников следствия МВД РФ.

Для начало хотелось бы дать небольшую историческую справку.

Историческая справка

До 1860 года расследование преступлений в России осуществлялось городской и земской полицией. Предварительное следствие заключалось в собирании доказательств, позволяющих установить и изобличить виновного. Оно разделялось на предварительное и формальное. Основной задачей первого являлось установление обстоятельств совершения преступления, а в ходе формального следствия выяснялось, действительно ли обвиняемый совершил преступление и подлежит ли он наказанию.

Одной из первых попыток реформирования предварительного расследования стала разработка Собственной Его Императорского Величества канцелярией законопроекта «О следствии», в соответствии с которым эта функция изымалась у полиции, а следователи стали относиться к судебной власти. С целью реализации этой идеи Указом Императора Александра II от 8 июня 1860 года были учреждены должности судебных следователей. На них возлагалось производство следствия по всем преступлениям, относящимся к ведению судов. За полицией оставалось расследование незначительных преступлений и проступков.

В дополнение к указу был издан «Наказ судебным следователям», регламентирующий их деятельность и устанавливающий порядок производства следствия. Контроль за следователями осуществлялся исключительно судами, которые могли приостанавливать и прекращать следствие, давать следователями предписания, отменять их распоряжения. Одновременно был введен в действие «Наказ полиции о производстве дознаний по преступлениям и проступкам».

Число следователей устанавливалось в зависимости от количества уголовных дел, имевшихся в каждом уезде. Судебные следователи подчинялись министерству юстиции, однако назначались, перемещались и увольнялись губернатором по согласованию с губернским прокурором.

Большинство следователей не имело юридического образования. Нагрузка на каждого из них составляла 120-150 дел в год, а в отдельных губерниях – до 200-400 дел. Обслуживаемые участки составляли порой не одну тысячу квадратных верст.

С 1864 года следователи стали назначаться бессрочно Императором по представлению министра юстиции. Ужесточились и требования к кандидату на должность следователя: он должен был иметь высшее юридическое образование и прослужить по судебной части не менее трех лет. В его обязанности входило с полным беспристрастием выяснять обстоятельства, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его. При этом он мог проверять и дополнять дознание, проведенное полицией, отменять решения, принятые при производстве дознания, а также поручать полиции производство дознания и собирание иной информации.

После революции 1917 года новая власть упразднила прежний институт следователей. Функции следствия стали выполнять специальные комиссии при городских и районных советах, которые коллегиально рассматривали дела и принимали по ним решения. Расследованием преступлений занимались также штабы Красной гвардии. В своей деятельности эти органы руководствовались исключительно революционным правосознанием.

В соответствии с Декретом о суде № 2 от 7 марта 1918 года и № 3 от 20 июля того же года в России образовались следственные комиссии окружных судов, в компетенцию которых входило расследование убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, изнасилований, разбойных нападений, фальшивомонетничества и спекуляций, а также наиболее сложных дел, подсудных уездным и городским судам. Расследование государственных преступлений входило в обязанности ВЧК.

Следственные комиссии в полном составе возбуждали и прекращали уголовные дела, избирали и изменяли меру пресечения, выносили постановления о предании суду.

В 1919 году практика коллегиального расследования была прекращена. Производство предварительного следствия возлагалось на действовавших единолично следователей, которые состояли при революционных военных трибуналах, созданных годом ранее. Но уже 21 августа 1920 года Положениями о местных органах юстиции и о народном суде РСФСР от 20 октября того же года учреждаются должности народных следователей, состоящих при советах народных судей, а также следователей по важнейшим делам при губернских отделах и Наркомате юстиции.

Народный следователь мог приступить к производству расследования по заявлениям граждан, сообщениям милиции, должностных лиц и учреждений, по постановлению судьи, а также по своему усмотрению. Окончательное решение о прекращении дела или предании суду принадлежало народному суду. Постановления следователя могли быть обжалованы в суде.

Следователи руководили действиями розыскных аппаратов и могли проверять любой акт органа дознания. Указания следователей при производстве расследования были обязательны для исполнения всеми гражданами, должностными лицами и учреждениями. Однако в мае 1922 года надзор за производством предварительного следствия, право давать указания по ряду вопросов, связанных с осуществлением процессуальной деятельности следователя, специальным Положением возлагается на прокуратуру.

В сентябре 1928 года следователи были полностью выведены из подчинения судов и переданы в ведение прокуроров.

Но на практике большинство уголовных дел расследовалось милицией. Непосредственно перед Великой Отечественной войной в уголовном розыске и отделах БХСС ведомственным приказом были созданы следственные аппараты.

Читайте также:  хорошие смесители для ванной с душем рейтинг лучших

В послевоенный период по основной массе общеуголовных преступлений производилось дознание. Следователи оставались в органах прокуратуры, но фактически, по-прежнему в более чем половине уголовных дел предварительное следствие осуществлялось органами милиции.

В соответствии с Основами уголовного судопроизводства СССР и Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР 1960 года правом производства предварительного следствия наделялись только следователи органов прокуратуры и органов государственной безопасности.

В результате вся нагрузка по предварительному расследованию преступлений легла на следователей прокуратуры, в производстве которых скопилось огромное количество уголовных дел. Между тем, органы милиции, ранее занимавшиеся расследованием преступлений и имевшие специалистов с необходимой профессиональной подготовкой и опытом работы, по закону могли выполнять лишь отдельные поручения следователей и не имели право вести предварительное следствие в полном объеме.

Учреждение следственного аппарата в органах внутренних дел Российской Федерации имело закономерный характер. Оно было обусловлено практическими потребностями борьбы с преступностью. Будущее показало, что такое решение оказалось вполне оправданным. За полувековую историю органы предварительного следствия МВД сформировались и окрепли, определились наиболее целесообразные структура, стиль и методы работы.

Это все история, но что же мы имеем сейчас на практике

Дело в том, что в настоящее время в России существует всего 3 следственных органа, а именно:

УПК РФ не выделят между следователями этих подразделений особых отличий, а именно в статье 38 УПК РФ сказано следующее.

Следователь является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Исходя из вышеуказанного, все следователи должны обладать единым правовым статусом, однако на практике это совсем не так.

Возьмем хотя бы процессуальные гарантии.

Согласно статье 477 УПК РФ, следователь отнесен к числу лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, и, по сути, для следователя МВД РФ это единственная статья, которая хоть как-то раскрывает его особый статус.

ля примера в п. 3 ст. 29 ФЗ «О следственном комитете РФ» сказано следующее:

Не допускаются задержание, привод, личный досмотр руководителя следственного органа Следственного комитета и следователя, досмотр их вещей и используемых ими транспортных средств, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также случаев задержания при совершении преступления

Кроме того, важно понимать, что СК РФ – это САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ОРГАН, который подчиняется напрямую Президенту России.

Как же обстоят дела с этим в следственных подразделениях МВД РФ

Все очень и очень печально из-за той самой приставки МВД. Дело в том, что СД МВД РФ хоть и является по сути независимым подразделением, но самое его нахождение в этой структуре противоречит здравому смыслу.

Поясню на практике.

Обычный следователь МВД РФ – кому он подчиняется? Думаете, руководителю следственного органа и все?

Раньше до реформы 2011 года все следственные подразделения носили приставку «ПРИ», например «Следственный отдел при Энском РОВД». Эта приставка делала следственные подразделения действительно независимыми; начальник следствия не отчитывался перед начальником РОВД, он подчинялся ТОЛЬКО вышестоящему руководителю следственного органа.

После реформы все стало иначе, теперь у начальника полиции (в данном случае я имею ввиду начальника именно подразделения, а не заместителя начальника – начальника полиции) следствие находится в оперативном подчинении. Особенно это видно при отработке сообщений о происшествии во время дежурных суток, по окончании которых он легко может направить следователя дорабатывать материал, если он ему не понравится.

Начальник полиции, как правило, – бывший опер, а значит, он в любых спорах будет на стороне оперативных подразделений. Это касается и вопросов сопровождения уголовных дел, конвоирования, а также исполнения поручений.

Денежное довольствие

Средний размер денежного довольствия лейтенанта юстиции с выслугой не более 5 лет составляет в регионах 36 000 рублей, в то время как денежное содержание лейтенанта юстиции в СК РФ составляет порядка 60 000 рублей. РАЗНИЦА ПРАКТИЧЕСКИ В 2 РАЗА. О чем говорить, если оперуполномоченный лейтенант полиции получает в среднем 40 000 рублей (на 6 тысяч рублей больше) при том, что тот, по сути, является дознавателем.

Это главное обстоятельство, способствующее совершению коррупционных преступлений.

И это все при том, что в настоящее время следователями ОВД расследуется более 80 процентов всех преступлений.

К завершению

В следственных отделах в настоящее время – полнейший недобор, никто не хочет идти туда работать. Молодые следователи после академий МВД РФ увольняются, не проработав и полугода. Их даже не останавливает огромная денежная выплата за обучение при увольнении.

Когда-то следователи были интеллектуальной элитой МВД РФ, сейчас же это как помойная яма, куда опера скидывают пустые недоработанные материалы проверки на возбуждение. Если так и пойдет дальше, то я не знаю, кто будет выезжать на кражи, разбои, кто будет бороться со сбытчиками наркотиков. Уровень и качество расследования упал: старики бегут на пенсию, учить становится просто некому.

В завершение, хотелось бы пожелать удачи и крепкого здоровья сотрудникам и ветеранам следствия МВД РФ.

Источник

Правоведение для чайников — 25. Правоохранительные органы и юридические профессии — 1

Продолжаю серию заметок «Правоведение для чайников». Прошу моих читателей«нечайников» указывать на существенные ошибки, а также дополнять текст своими мыслями или интересными примерами. Заметки рассчитаны на людей без юридического образования, которые хотят больше узнать о правовой сфере, а также на школьников, которые готовятся к сдаче ЕГЭ по обществознанию.

Главный и самый крупный правоохранительный орган – Министерство внутренних дел (МВД). Большая часть его сотрудников называется «полицейскими» или «полицией».

МВД имеет сложную и закрытую для посторонних структуру, в которой нелегко разобраться. Функции разных подразделений и должностей зафиксированы не в законах, а в подзаконных актах – приказах МВД. Кроме того, практика работы полиции отличается от региона к региону и даже от отделения к отделению. На официальных сайтах МВД и его региональных управлений нет почти никакой информации о том, из каких структур состоит полиция и чем конкретно они занимаются.

В результате в России большинство простых людей и даже юристов о работе полиции не знают почти ничего. Немногие внятные источники информации – несколько исследований, проведённых Институтом проблем правоприменения. Главные из них – доклад «Диагностика работы правоохранительных органов по охране общественного порядка и перспективы создания муниципальной милиции в России» и книга «Российский следователь: призвание, профессия, повседневность» (К. Титаев, М. Шклярук). Кроме того, Комитет гражданских инициатив выпустил наглядные брошюры и листовки с инфографикой в рамках проекта «Понятная полиция». Если вы хотите больше узнать о работы российской полиции, рекомендую ознакомиться с этими источниками.

Итак, МВД – огромная структура, организованная, как и многие другие госорганы, на трёх уровнях: федеральный, региональный и районный. Нынешний глава МВД – бывший руководитель московской полиции Владимир Колокольцев.

На федеральном уровне в МВД действуют департаменты и управления, которые координируют работу нижестоящих структур. На уровне каждого региона работает главное управление МВД. Называют его по-разному – «управление МВД (УМВД)», «главное управление МВД (ГУМВД)» или «МВД такой-то республики». Это управление координирует работу нижестоящих подразделений.

Наконец, каждый регион разбит на районы с населением примерно 50 тыс. человек. За каждый из них отвечает районный отдел внутренних дел. Его называют ОВД или УВД «по такому-то району» либо «отдел полиции такой-то». Для простоты я буду называть их все «отделом полиции».

В районном отделе полиции работает в среднем 250 сотрудников, распределённых по нескольким структурным подразделениям. Перечислю здесь основные подразделения и должности.

Сотрудники дежурной части (ДЧ) круглосуточно регистрируют сообщения о правонарушениях. Если вы будете звонить по телефону 112, то вас, скорее всего, перенаправят на дежурную часть нужного отдела полиции. Сотрудник ДЧ решает, приедут ли полицейские на вызов, и если да, то в каком составе. Дежурный может отправить на место участкового, сотрудников патрульно-постовой службы или (в случае серьёзного преступления) следственно-оперативную группу (СОГ, следователь + оперативник + эксперт-криминалист).

Ещё сотрудники встречают людей, которые пришли заявить о возможном преступлении, выдают им талоны-уведомления о принятии заявления (ч. 4 ст. 144 УПК РФ) и регистрируют всё в «Книге по учёту сообщений о происшествиях» (КУСП).

Работающие в отделе полиции оперативные уполномоченные (оперативники) занимаются оперативно-розыскной деятельностью: выявляют и раскрывают преступления и собирают информацию, необходимую для расследования. Оперативники носят не форму, а обычную одежду, чтобы не привлекать лишнего внимания, неофициально общаются со свидетелями и информаторами и занимаются другой интересной работой.

Не всегда, правда, они делают это законно. Из всех сотрудников полиции оперативники чаще всего попадают в скандалы, связанные с пытками. Наиболее известный случай произошёл в Казани в марте 2012 г. Там оперативники ОВД «Дальний» выбивали у задержанного признание в краже мобильника, засовывая ему в анальное отверстие бутылку от шампанского. В итоге человек получил разрыв кишечника и умер. Как выяснилось, оперативники много раз практиковали такие методы работы. В июне 2014 г. Приволжский районный суд Казани приговорил их к разным срокам лишения свободы (от 2 до 15 лет) (Право.Ру).

Работающие в ОВД следователи и дознаватели ведут предварительное расследование преступлений. Им нужно допросить свидетелей, найденных оперативниками, составить протоколы допроса и много других бумаг, подшить их в дело в определённом порядке. Эту кропотливую бюрократическую работу делают следователи и дознаватели МВД. Дознаватели занимаются более лёгкими делами, следователи – более сложными. Их работа не столь активная, как у оперативников, и требует больше усидчивости и аккуратности, поэтому большинство следователей МВД (около 70%) – женщины.

Сотрудники патрульно-постовой службы (ППС) из полицейских чаще всего попадаются на глаза гражданам. ППС-ники объезжают или обходят район, следят за порядком, дежурят в местах скопления граждан и задерживают нарушителей. C ними может столкнуться любой, кто будет на улице делать что-то плохое: драться, материться, пить алкоголь или иметь неславянскую внешность. Также ППС-ники по указанию дежурной части могут поехать на срочный вызов, бросив патрулирование улиц, и быстро появиться на месте происшествия.

Район, подведомственный ОВД, разделён на небольшие участки с населением в несколько тысяч человек. За каждый отвечает участковый уполномоченный полиции (УУП, в просторечии просто «участковый»). Иногда участковому дают помещение для работы рядом с участком (т.н. «опорный пункт полиции» или «участковый пункт полиции»), иногда они работают в самом здании ОВД. Участковые следят за неблагонадёжными элементами (алкоголиками, душевнобольными, нелегальными мигрантами, бывшими зэками), приходят на те вызовы, куда не выезжают другие полицейские (например, по жалобе соседей – на пьянки или шумные вечеринки), разруливают бытовые конфликты и выполняют всю работу, которую не могут или не хотят делать другие полицейские.

Кроме того, в отделе полиции есть инспекторы по делам несовершеннолетних (работают с малолетними нарушителями), эксперты-криминалисты, водители, работники изолятора временного содержания (ИВС, он же «обезьянник») и другие сотрудники.

Территория, где работает отдел полиции, обычно совпадает с территорией, подведомственной районной прокуратуре и районному суду. Соответственно, дела, которыми занимаются полицейские, попадают обычно в один и тот же суд, а там их представляют одни и те же сотрудники прокуратуры.

Некоторые полицейские подразделения не входят в состав районного отдела полиции, а образуют особую структуру. Например, подразделения ГИБДД охраняют порядок на автодорогах, транспортная полиция – на железных дорогах, вокзалах и в аэропортах, а управления МВД по вопросам миграции (бывшая Федеральная миграционная служба) выдают загранпаспорта россиянам и следят за соблюдением миграционного законодательства иностранцами.

Ну и напоследок анекдот, который помогает запомнить, кто чем в МВД занимается. Начальник отдела полиции собрал в лесу подчинённых и поставил перед ними задачу: найти и доставить в отделение лося. Сотрудники ППС проверяли прописку у пробегавших мимо ишаков и сайгаков, а лося не заметили. Участковые принесли объяснения от жителей леса о том, что в данном лесу лось не проживает. Оперативники притащили избитого зайца, который признался в том, что он лось. Следователь запротоколировал допрос зайца и составил уголовное дело на семь томов, где убедительно доказал, что это лось, замаскированный под зайца с целью скрыть следы преступления.

Итак, лёгкие и средние по тяжести преступления раскрывают оперативники МВД, а расследуют – дознаватели и следователи МВД. Что касается серьёзных и тяжких преступлений, то там всё сложнее: их раскрывают те же оперативники МВД, а расследуют – сотрудники отдельного ведомства.

Когда-то этим ведомством была прокуратура. Считалось, что оперативники полиции (или некогда – «милиции») устанавливают фактические обстоятельства дела, а следователи прокуратуры – готовят его к суду. В 2007 г. этот процесс разделили на три разных ведомства. Теперь раскрывают тяжкие преступления оперативники МВД, расследуют – следователи Следственного комитета, а представляют в суде – сотрудники прокуратуры.

Структура Следственного комитета похожа на структуру МВД. На федеральном уровне – центральный аппарат, на региональном – управления по субъекту федерации, на районном – районные следственные отделы. И если отделы полиции обычно названы просто, то следственные отделы СК РФ имеют пышные и затейливые названия, например, «Таганский следственный отдел следственного управления по ЦАО Главного следственного управления следственного комитета РФ по городу Москве».

Формально Следственный комитет не относится ни к одной ветви власти, хотя, как и полиция, ближе всего к исполнительной. Руководитель СК получает полномочия из рук президента и никому, кроме него, не подчиняется.

Следственный комитет расследует самые серьёзные и опасные преступления: все виды убийств, похищения, половые преступления, уклонения от уплаты налогов, разные финансовые махинации и должностные преступления. Кроме того, он может забрать себе расследование любого преступления, если сочтёт его особо важным.

В последние годы СК постоянно вовлечён в российский политический процесс. Его следователи вели громкие дела против оппозиционных политиков и гражданских активистов: дело Pussy Riot (против девушек, спевших антипутинскую песню в Храме Христа Спасителя), «Болотное дело» (против участников митинга 6 мая 2012 г. в Москве) и дело «Кировлеса» (против политика Алексея Навального). Также Следственный комитет расследует так называемые «экстремистские» преступления (в том числе о «возбуждении вражды» по ст. 282 УК РФ).

Нынешний глава Следственного комитета – Александр Бастрыкиин. Из всех известных «правоохранителей» он имеет наиболее сомнительную репутацию. Самый громкий скандал с его участием произошёл в июне 2012 г. Тогда «Новая газета» рассказала, что глава СК и его помощники задержали оппозиционного журналиста Сергея Соколова, отвезли его в подмосковный лес и там долго высказывали свои претензии. По словам журналиста, Бастрыкин остроумно пошутил, что если убьёт Соколова, то сам же и будете расследовать это дело («Новая газета»). История эта окончилась странно: Бастрыкин с Соколовым помирились, но Соколов от своих слов не отказался. Одновременно Быстрыкин заявил, что никого никуда не возил, но в суд с иском о клевете не обратился (BBC).

Нынешний глава ведомства – Александр Бортников, который занимает этот пост с 2008 г.

К сожалению, формулировка этой статьи предельно каучукова. Даже не имея доступа к секретным сведениям, человек может разгласить информацию, которую кто-то сочтёт наносящей ущерб России.

Прокуратура – это орган, который от имени государства обвиняет человека в преступлении и убеждает суд в том, что тот действительно его совершил.

Российская прокуратура официально не относится ни к одной ветви власти, но ближе всего, конечно, к исполнительной власти. Как и другие правоохранительные органы, она разделена на федеральный, региональный и районный уровни, что примерно совпадает со структурой МВД и судебной системы. Обычно районная прокуратура представляет в районном суде обвинение по тем делам, которые расследовал районный ОВД или районный отдел СК РФ.

Кроме того, существуют специализированные прокуратуры – природоохранная, транспортная, прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Отдельная структура – у военной прокуратуры, которая разделена по военным округам, флотам и гарнизонам и соответствует структуре военных судов.

Всю эту систему возглавляет генеральный прокурор, которого назначает президент с согласия Совета Федерации (ч. 2 ст. 129 Конституции РФ). Нынешний генеральный прокурор – Юрий Чайка.

Во многих странах прокуратура координирует расследование преступлений и юридически оформляет дело: прокурор работает в контакте с полицейскими и даёт им указания. Это нужно, потому что в условиях независимого правосудия мало выяснить, кто и как совершил преступление – надо ещё доказать это в суде. И если прокурор видит, что доказательств мало или они собраны с нарушением закона, то сам решает, как поступить с делом: продолжить расследование другим способом или вовсе прекратить его, чтобы зря не тратить время.

В России прокуратура до 2007 г. имела схожие полномочия. В ней работали следователи, которые расследовали самые серьёзные преступления. Также прокуратура руководила следователями и дознавателями МВД. В случае чего прокуратура могла сама возбудить уголовное дело, приказать милиции (тогдашнее название полиции) выяснить обстоятельства дела и довести его до суда. Прокуратура координировала расследование, могла прекратить одно дело или начать другое. Логику такой схемы я описал выше – раз уж прокуратура представляет дело в суде, она должна влиять на расследование до суда.

Но в 2007 г. у прокуратуры забрали значительную часть полномочий, а всех следователей прокуратуры перевели в новый госорган – Следственный комитет РФ. В итоге возникло две отдельных структуры, которые время от времени конфликтуют друг с другом.

Теоретически прокурор должен осуществлять «надзор» за тем, как проводится следствие, однако никаких рычагов давления на следователя у него нет. Прокурор не может дать следователю никаких указаний (прекратить одно расследование или начать другое, допросить тех или иных свидетелей) и почти никак не влияет на его работу. Прокуратура должна лишь получить законченное уголовное дело и представить его в суде. Единственный способ влияния – не принять дело у следователя и отправить его на доследование. То есть прокуратура может лишь отложить рассмотрение дела в суде.

На практике это выглядит следующим образом. «Раньше когда расследовалось дело, следователи каждые две недели заглядывали к нам и показывали, что и как движется. А теперь они вообще не считают нужным советоваться с прокурором. Потом приходят, складывают семь томов и говорит: у тебя десять дней, подписывай в суд» («Русский репортёр»).

В итоге получается, что в суде прокурор защищает результаты того расследования, в котором ни он, ни его ведомство не участвовали и о котором он почти ничего не знает. Часто даже формальный надзор за следствием производит один прокурор, а представляет в суде – другой. Всё это приводит к трагикомичным ситуациям.

«Громкие процессы последних лет неизменно удивляют наблюдателей, в числе прочего – бросающейся в глаза беспомощностью представителей обвинения, – пишет социолог Элла Панеях. – Практически каждый раз присутствующие в зале суда журналисты и блогеры с некоторым изумлением описывают одну и ту же картину: прокурор, который не ориентируется в материалах уголовного дела, не помнит ключевых обстоятельств фабулы обвинения, не может ответить ни на один вопрос защиты по существу дела, потом зачитывает обвинительное заключение с таким видом, будто видит его в первый раз, путая ударения в фамилиях свидетелей и экспертов. В деле ЮКОСа один раз государственный обвинитель принял название улицы в адресе лондонского филиала фирмы – Виктория-роуд – за подпись некой Виктории Роуд под документом. В деле Pussy Riot прокурор был не в курсе, что показания одного из свидетелей в деле скопированы с показаний другого вместе с опечатками и грамматическими ошибками» («Ведомости»).

Впрочем, на приговор это почти не влияет. Из-за обвинительного уклона российского правосудия судья всё равно признает подсудимого виновным, даже если прокурор не сумеет ничего толком доказать. Это и было видно в делах ЮКОСа, Pussy Riot, «Кировлеса» и многих других процессах. Правда, тогда не совсем ясно, зачем вообще нужна прокуратура.

В большинстве стран роль прокуратуры ограничена уголовным преследованием: то есть она совместно с полицией расследует преступление и доказывает в суде, что человек виновен. В России, однако, прокуратура должна осуществлять общий надзор за соблюдением всех законов всеми организациями в стране.

На практике за последние годы прокуратура отстранилась от этой работы. Почти во всех возможных сферах теперь работают специальные надзорные ведомства, которые и контролируют соблюдение законодательства: Роспотребнадзор, Рособрнадзор, Росздравнадзор и т. д. В итоге прокуратура либо проводит проверки совместно с этими ведомствами, либо сразу перенаправляет в них всех заявителей.

Лирическое отступление: правоохранительные органы и политика

Например, в середине 2000-х годов в России чрезвычайно усилилась Генпрокуратура. Следователи Генпрокуратуры вели дело ЮКОСа и отправили в тюрьму почти всех руководителей этой нефтяной компании. Политолог Екатерина Шульман считает это главной причиной создания Следственного комитета: «Потому что, когда он создавался, Генеральная прокуратура была ударной силой дела ЮКОСа, главного репрессивного процесса того времени. Вот для того, чтобы она не сильно усиливалась, из нее выделили СКР» (http://m.echo.msk.ru/interview/detail.php?ID=1875302). Как видим, это разделение сильно затруднило и замедлило борьбу с преступностью.

Всё это входит в предмет исследования политологов, а не юристов, поэтому не буду подробно здесь останавливаться. Просто учитывайте это, когда пытаетесь понять, зачем нужен тот или иной правоохранительный орган. Не всегда в этом есть логика. Возможно, руководство страны думало не о том, как победить преступность, а о том, как сохранить власть.

Также Минюсту подчиняются две важные службы, которые помогают судам и исполняют их решения: ФСИН и ФССП.

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) наказывает тех, кого суд признал виновным в совершении преступления. Ведь мало приговорить человека к лишению свободы или обязательным работам – надо, чтобы кто-то его охранял или заставлял работать. В подчинении ФСИН находятся учреждения, где люди сидят по приговору суда: исправительные колонии и тюрьмы. Также она охраняет тех, кто взят под стражу и ожидает суда, и следит за условно осуждёнными. Кроме того, под её контролем осуждённый отбывает исправительные и обязательные работы.

Когда-то все места лишения свободы были в подчинении Министерства внутренних дел. В конце 1990-х гг. тюрьмы и колонии передали Минюсту, надеясь превратить их в более гуманные заведения. Предполагалось, видимо, что, если лагерные работники будут считать себя не «ментами», а работниками Министерства юстиции, это придаст им больше солидности и благородства.

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) работает по двум направлениям. Первое – помощь судам в их работе. Этим занимаются приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов («приставы по ОУПДС»). Граждане обычно видят их, когда приходят в суд: именно они проверяют вещи посетителей и записывают их паспортные данные. Кроме того, приставы наводят порядок, если в здании суда произойдёт конфликт. Теоретически они могут доставить в суд участника процесса, который обязан появиться на заседании, но не приходит.

Другое направление работы ФССП – исполнение судебных решений по гражданским и административным делам. Эти занимаются приставы-исполнители. Если человек сам не платит деньги по решению суда, приставы могут принудительно списать деньги с его банковского счёта или забрать имущество и продать с аукциона. Также они разными способами стимулируют человека исполнить решение. Самые болезненные для должника меры – ограничить выезд за рубеж или лишить водительских прав до тех пор, пока тот не выплатит взысканные с него деньги.

Приставы-исполнители часто ленятся выполнять свою работу. Это может свести на нет всю работу юриста в суде. Ведь одно дело – выиграть дело, но совсем другое – исполнить решение. Поискать банковские счета и списать с них деньги пристав ещё может, но крайне сложно заставить его куда-то поехать, чтобы найти и арестовать имущество должника.

Несколько служб с похожими аббревиатурами имеют непохожие функции.

Федеральная служба охраны (ФСО) охраняет самых важных российских чиновников (в том числе президента), а также руководителей иностранных государств во время их визита в Россию. Сотрудники ФСО сопровождают кортежи, и следят за госучреждениями, гостиницами, домами и другими местами, где находится охраняемый человек и где на него могут совершить нападение.

Федеральная налоговая служба (ФНС) следит за тем, как все соблюдают налоговое законодательство, наказывает нарушителей и регистрирует коммерческие организации и индивидуальных предпринимателей. В каждом регионе есть региональное управление ФНС (УФНС), которому подчиняются районные инспекции ФНС (ИФНС). Каждая инспекция обслуживает определённую территорию и контролирует то, как все зарегистрированные там граждане и организации платят налоги.

Федеральная таможенная служба (ФТС) борется с контрабандой и контролирует перемещение товаров и других вещей через границу. ФТС подчинены несколько межрегиональных управлений (Южное, Центральное, Дальневосточное и т. д.), управлениям подчинены таможни (по одной на регион, международный порт или аэропорт), а им – таможенные посты на каждом пункте пропуска границы.

Внешней разведкой в России занимаются два органа: Главное разведывательное управление (ГРУ) и Служба внешней разведки (СВР). ГРУ относится к Министерству обороны и производит военную разведку, а СВР – самостоятельная служба, подчиненная непосредственно президенту; занимается она политической и экономической разведкой. Понятно, что отделить военные, политические и экономические сведения друг от друга невозможно, поэтому работа двух спецслужб иногда пересекается.

Строго говоря, разведка – это не правоохранительная деятельность, а наоборот – нарушение законов чужой страны. Но предполагается, что разведчики таким образом охраняют права и свободы граждан России. Поэтому их можно условно отнести к правоохранительным органам.

Самое громкое событие, связанное со Службой внешней разведки, произошло в июне 2010 г. Тогда в США были арестованы несколько российских граждан, которых обвиняли в работе на СВР. В частности, они должны были выведать данные о ядерном вооружении США. Правда, никаких секретов они так и не добыли, поэтомуамериканцы легко обменяли их на четырёх российских граждан, осуждённых ранее в России за госизмену (в том числе физика Игоря Сутягина). Самым известным из провалившихся агентов СВР была Анна Чапман, впоследствии ставшая телеведущей и фотомоделью (Лента.Ру).

Главное разведывательное управление мелькало в новостях из-за более успешных операций. В частности, большинство аналитиков именно на ГРУ возлагают ответственность за убийство в 2004 г. в Катаре одного из лидеров чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева («Независимая газета»).

В 2016 г. в России появился новый госорган – Федеральная служба войск национальной гвардии РФ (Росгвардия). Эта наполовину военная, наполовину правоохранительная структура, которой отдали некоторые подразделения и функции других ведомств (в основном, МВД).

Костяк Росгвардии – это Национальная гвардия. Так стали называть бывшие внутренние войска МВД – подразделения, которые должны бороться с незаконными вооружёнными формированиями, охранять государственные объекты, разгонять митинги и подавлять массовые беспорядки.

Ещё в состав Росгвардии входит вневедомственная охрана. Это нечто вроде государственного охранного агентства. Его создали в советские годы в составе МВД, потому что тогда почти вся собственность, требующая охраны, принадлежала государству, и удобнее было объединить полицейские и охранные функции в одном ведомстве. Сейчас же большинство зданий и предприятий принадлежат частным лицам, и охранять их должны сами собственники. Тем не менее, вневедомственная охрана по-прежнему существует, но теперь оказывает платные услуги. На многих частных объектах стоит сигнализация, при срабатывании которой туда выезжают сотрудники вневедомственной охраны.

Кроме того, в состав Росгвардии перевели из МВД некоторые полувоенизированные полицейские подразделения, которые применяют в некоторых важных операциях: специальные отряды быстрого реагирования (СОБР) и отряды мобильные оперативного назначения (ОМОН).

Возглавил Росгвардию генерал Виктор Золтов. Это бывший начальник Службы безопасности президента РФ, то есть фактически личный охранник Владимира Путина. Поэтому большинство экспертов восприняли учреждение Росгвардии как создание структуры, преданной непосредственно президенту и способное предотвратить государственный переворот или иные угрозы.

Главный правоохранительный орган в Росии – Министерство внутренних дел (МВД). Его основное структурное подразделение – отдел полиции. В нём работают сотрудники дежурной части (принимают сообщения о преступлениях и решают, что с ними делать), оперативники (выявляют и раскрывают преступления), следователи и дознаватели (ведут предварительное расследование), сотрудники патрульно-постовой службы (следят за порядком на улицах), участковые (отвечают за порядок на небольшой территории). Также в МВД есть отделения ГИБДД, транспортной полиции, управления МВД по вопросам миграции и т. д.

Прокуратура – это орган, который от имени государства убеждает суд в том, что человек совершил преступление. Теоретически прокурор должен осуществлять надзор за тем, как проводится следствие, однако на деле не имеет почти никаких полномочий. Он должен лишь взять дело, подготовленное следователем, и представить его в суде. Кроме того, российские прокуроры должны осуществлять надзор за соблюдением всех законов всеми организациями в стране.

Министерство юстиции (Минюст) проводит анализ всех будущих законов, регистрирует некоммерческие организации и контролирует работу адвокатов и нотариусов. Кроме того, Минюсту подчиняются ЗАГСы, Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) и Федеральная служба судебных приставов (ФССП). ФСИН наказывает тех, кого суд признал виновным в совершении преступления, а ФССП помогает судам в работе и исполняет решения по гражданским и административным делам.

Федеральная служба охраны (ФСО) охраняет важных российских чиновников, Федеральная налоговая служба (ФНС) следит за соблюдением налогового законодательства, Федеральная таможенная служба (ФТС) контролирует перемещение товаров через границу. Главное разведывательное управление (ГРУ) и Служба внешней разведки (СВР) занимаются разведкой в других странах.

Федеральная служба войск национальной гвардии РФ (Росгвардия) – наполовину военная, наполовину правоохранительная структура, в состав которой входят Национальная гвардия (бывшие внутренние войска МВД), вневедомственная охрана, СОБР и ОМОН.

Источник

Рейтинг товаров
Adblock
detector